ЕГИПЕТ Лекция XIV

Unagdomed

Administrator
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:25.506
Реакции:73
Баллы:48
Для египтян было очень важным показать, что человек это не просто образ
Бога, а образ который принимает на себя силу Первообраза, и который
несёт на себе всю полноту божественности. К человеку поэтому отношение
исключительно высокое, отношение именно как к живому образу Божьему.
Многократно в египетских заупокойных текстах встречаются слова о том,
что тот или иной умерший отождествляет себя с Богом-Творцом,
отождествляет себя с Шу и Тефнут, из-за чего учёные становятся в тупик.
Тексты Саркофагов: «Воистину я один из тех, кто жив, сын Атума, он
создал меня носом своим, я изшёл из ноздрей его. (Это образ создания
дыханием, и ещё один образ истечения. Этот образ прямо указывает на
библейскую категорию духа, Бог это Дух животворящий.) Я на шее его
(Бога-Творца) и он вместе с сестрой моей Маат целует меня. (Ранее
говорилось об отрывке в котором говорится, что Шу и Тефнут, брат и
сестра обнимают Атума, поэтому здесь умерший именует себя Шу.) Я тот
обладатель жизни кто соединяет головы с телами, кто укрепляет шеи и
прочищает горло (священнодействие обряда мумификации – восстановления
плоти разрушенной смертью и тлением). Я всё делаю единым, я прочно
утверждаю главу Исиды на шее её (намёк на очень древнее предание об
обезглавленной Исиде). Я соединяю позвонки спины Хепри. Я далеко сияющий
свет, каждодневно приносящий целостность неба к носу Ра. Я гряду, я
открываю путь Ра, дабы мог шествовать он к закатному небосклону. Спасаю
я его от Апопа (это главный враг Ра, его именуют слепым, потому что у
него нет глаз, а значит он не способен к творению, это те силы, которые
отказались повиноваться Творцу), когда шествует он к закатному
небосклон. Я соединяю члены Осириса, я собираю вместе кости его. Я делаю
животворным семя его. Я исцеляю плоть его, я даю пищу ему, и потому
крепок бык запада (Осирис). Жив я, я владыка годов, и буду жить я вовеки
веков». В этом тексте ясно видится идея того, что умерший и, в данном
случае, Шу (а может быть и Атум, и Ра) это одно и тоже. Умерший человек
и Бог это одно и тоже. Это главная идея египетской религии.

На надгробие жреца Амона времён 22-ой династии начертано: «Я один
ставший двумя. Я два ставший четырьмя. Я четыре ставший восьмью».
Имеется в виду, что я один – Атум, ставший двумя – Шу и Тефнут. Я два
ставший четырьмя – Шу и Тефнут рождают Гебе и Нут. Я четыре ставший
восьмью – это ещё Осирис, Сет, Исида и Нефтида. То есть этот жрец явно
утверждает, что он и Бог-Творец и вся девятерица это одно.

Что следует из этого высокого утверждения?

Из него следует, что человек это и творение и одновременно творящий. В
одном из поздних текстов отец объясняет сыну: «Человек это глина и
солома (средства из которых в Египте делались кирпичи) и Бог его
создатель. Он (Бог) плачет и создаёт людей каждодневно». Бог создаёт
людей каждодневно, значит в человеке присутствуют два момента. В
человеке присутствуют глина и солома – тварная сущность и присутствуют
слёзы – природа Бога. Эти два элемента состоят в единстве. В человеке
есть тварное и не тварное. Ничего принципиально нового для нас в этом
нет. В Первом послании к коринфянам апостола Павла говорится: «Разве вы
не знаете, что вы храм Божий и Дух Божий живёт в вас? Если кто разорит
храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят, а этот храм вы». То
есть мы глина и солома, как и храм построенный из кирпича, который
наполняется божественными силами, так же и мы вмещаем в себя
божественную сущность.

В Розетском тексте, с которого пошло изучение египетского языка, о
человеке говорится как о «живом образе незримого». Слова «живой образ»
переводятся на греческий язык на этом камне словами ???? ???? (образ
живой).

Но человек не просто образ Божий. Здесь возникает одно из самых
непростых, но в то же время одно из ключевых понятий и христианского
богословия. В человека соединяются природа тварная и дух. Мы иногда
воспринимаем это как то, что человек это «глина и солома», но в неё
просто вложен дух. Но в Египте это принципиально отрицалось, и
христианское богословие сформулировало это лишь в своём расцвете. Дело в
том, что мы стихийно связываем нашу личность с нашей психофизической
природой, и поэтому естественно с «глиной и соломой», которую Бог как-то
одухотворил. Но если мы с этим согласимся, то мы должны признать, что мы
не отличаемся от всего остального мира, потому что весь мир это «глина и
солома», которому импульс бытия даёт Творец. А разница заключается в
том, что для египтян личность человека связана не с его
психосоматическим субстратом, а личность человека была связана с образом
Божьим, с Духом Божьим. Личность человека это божественное естество, а
не физическое. Физическое естество человека, наше тело, наши чувства,
это наше материальная икона. Так же как икона нарисованная красками на
доске, это образ первообраза, так же и тело и душа каждого из нас это
образ личностного (именно этого человека) первообраза. Человек это
божественная предвечная личность, тело и душевные чувства ей вменяются в
момент зачатия, но человек больше своего земного состояния. Даже в
момент соединения божественного и тварного человек первично божественен
и вторично тварен. Тварное тело – это икона духа.

Этот принцип реализуется в странных словах из Текстов Пирамид, которые
появились раньше чем их впервые записали, и по всей видимости являются
древнейшей интуицией знания человека о самом себе. Текст из гробницы
Нефер-Кара: «Пепи рождён был у Нуне до того как простёрлось небе, до
того как создалась земля, до того как всё утвердилось. Зачат был
Нефер-Кара сей отцом своим Атумом до того как небе возникло, до того как
земля возникла, до того как люди возникли, до того как рождены были
боги, до того как смерть возникла». В этих словах говорится о том, что
Пепи или Нефер-Кара одно, а люди другое. Некоторые учёные утверждают,
что каждый египтянин считал себя особым среди массы других людей. Но это
не так. Люди это человеческая природа – «глина и солома», а Пепи как имя
– это личность. Природа человека возникла в момент творения конкретного
человека, а личность человека пребывала в предвечном бытии до сотворения
мира, ибо в Нуне, в бездне, пребывает не просто человеческое, а
пребывает совершенно конкретный Пепи, конкретный Нефер-Кара и так далее.
Отголоском этого являются библейские слова о том, что «прежде чем ты был
зачат в утробе матери, Я знал тебя». В. В. Зеньковский пишет: «Грех,
поразив природу человека, вдвинул в существо человека неизбежность
противопоставления или противоборства личности и природы. Различение
личности и природы в человеке позволяет нам отнести сферу греха к
природе человека, не затрагивая момента личности, и это ведёт нас к
положению, что образ Божий надо видеть как раз в личности, а не в
духовной сфере вообще». Когда человек пал, природа сотворённого человека
и внешний мир стали проклятыми, а личность каждого конкретного человека,
то что обозначается его именем не является падшей, личность сохраняет в
себе образ Божий, но личность замутнена падшей природой. Падшая природа
человека восстанавливается во Христе, отсюда преображение. Каждый должен
быть таким же сияющим преображённым как и Господь. И это прекрасно
понимали египтяне, давая своим преодолевшим смерть людям имя ах –
сияющий, или как мы это переводим воскресший, просветлённый.

В Текстах Саркофагов есть слова, которые произносит Нун: «Произвёл я
плоть мою могуществом своим. Я сотворивший себя сам, сотворил себя по
желанию своему сообразно с сердцем моим». Это не Нун сотворил себя сам,
Нун предвечен, имеется в виду, что Нун создал мир и создал человека.
Создание человека понимается как создание предвечным Богом самого себя.
Сердце Нуна это Гор – божественное совершенство, и соответственно в
человеке присутствует Бог в его полноте совершенства. «Пребывает
изшедшее из меня под присмотром моим. Слёзы – это сотворённое мной в
разъяренном на меня». Слёзы – это люди, разъярённое на меня – это око,
орган творения. Разъярённое на Творца око многократно встречается в
древнейших текстах. Под этим подразумевается божественная энергия
которой творится мир, которая восстала на свой источник. Это то, что в
библейском предании именуется Люцифером. И люби попадают в него, они
находятся во власти этой энергии потому что ни сами выбирают это. О
грехопадении впрямую не говорится нигде, но всё в египетской религии
говорит о тайне грехопадения. Однако нигде в Египте не говорится о
первой паре людей и о конкретном грехопадении. Всё дело в том, что
другие традиции видят человека как видим его мы сейчас, как сотворённое
с вложенным в него духом, поэтому важно фиксировать первого сотворённого
и его неправедный поступок. Египет видит человека как духа в какой-то
момент входящего в сотворённого, и для него не важна эта первая пара,
для него важен сам факт этой духовной предвечности личности, которая
подобно духам уклонилась от Бога. Фактически египетская религия
утверждает, что человек это воплощённый дух, и всецело заостряется на
этой категории духа. Все остальные народы интересуются фактом
воплощённости, а египтяне фактом духовности воплощённого. Отсюда и
отсутствие идеи первой пары. То есть в этом сотворённом мире,
отказавшемся повиноваться Творцу присутствует человек – образ Творца –
агент Бога в стане Апопа. «Люди слепого – скот мой». Слепой – это враг,
неспособный к творению. Око разъярилось и ослепло, потому что оно
восстало на самого Бога-Творца, и люди остались паствой Бога, хотя они
находятся в стане слепого. Отсюда важность подчёркивания, что человек не
воплощённый, потому что воплощённая плоть это область слепого ока,
область падшего мира. А важность подчёркивания того, что не падше –
духовную природу человека, природу личностную, природу каждого
конкретного человека. Каждый не падшей в той степени в какой он
личность.

Для египтянина важно было показать, что предвечное божественное бытие
это не некая абстракция, не некая безличность, а в нём присутствует
личность.

Апоп владеет сотворённым, и в тот момент когда воплощается тот или иной
человек он обретает тело, он может действовать в этом мире, но в то же
время он становится заложником. Но плен этот относителен. Действительно
Нун говорит: «Заплакал я, ибо возникло возмущение против меня.
Принадлежат люди слепому позади меня». Люди принадлежат слепому, но
созданы как результат ярости, но в то же время это создание которое
должно эту ярость потушить и должно помочь Богу овладеть миром.

Телом природой мы все общи, но личностно мы все разные. Всё остальное
зависит от того что посередине, а между божественной личностью
неразрушимой грехом и человеческой природой общей для всех подпавшей под
власть греха, между ними находится воля. Как раз воля и является главным
объектом священнодействия, всё что связано с египетской религией имеет
отношение к воли человека. Потому что в зависимости от склонения воли
происходит всё остальное. Если воля человека сочетается с его падшей
природой, то человек становится во власть слепого и становится игралищем
и активным деятелем разрушительных сил. Не потому что природа плоха сама
по себе, а потому что природа падшая. Но соединение с природой приводит
к деградации человека и к тому, что его личность постепенно отделяется
от его природы и для человека становится неактуальной. Человек
становится безличностным. В то же время у человека, у которого воля
подчинена личности, у него происходит преображение плоти, просветление
плоти, и его плоть становится орудием духа. Но не духа вообще, а его
личного духа. Также в таинстве крещения не плоть человека освобождается
от естества падшего мира, она остаётся в естестве падшего мира, и не
личность человека, она как была так и остаётся божественной, но воля
человека переходит из состояния связанности грехом в состояние свободы
сынов Божьих. А путь христианина после крещения это путь преображения
мира, начиная со своей собственной плоти и души и кончая всем миром.

В Книге Врат говорится: «Ты, о правда, о Ра, твои враги повержены, твои
дела наши дела. Ты тот из кого изошли мы, кто создал нас, дабы спасти
свою силу (ба). Твои жертвы принадлежат тебе на земле. Запад принадлежит
пространному телу твоему. Твои жертвы принадлежат тебе на небе, и сила
твоя правит небом». Итак, люди изошли из Творца дабы спасти его, люди
были созданы дабы спасти дело Творца в сотворённом им мире. То есть
человек не какая-то игрушка над которым Бог ставит эксперимент, а
человек создан чтобы спасти разрушенное, чтобы спасти творение
испорченное, ослепшее, неспособное к действию, чтобы исправить силу
Божью. Египтянин мыслил, что человек не воспринимает энергию, он сам
энергия, он сам и есть энергия Божья, которая творит Божью волю. И
благодаря этому Богу принадлежат жертвы на земле, принадлежит инобытие,
принадлежит небе. Если человек не творит волю Божью, то Бог в творении
перестаёт быть. То есть на человека возлагается ответственейшая функция.
Божественность человека это божественность до конца, до гибели не только
своей, но и тварного мира. «Являет Бог мощь свою в миллионах образов (в
людях). Тот кто возвеличивает его (в себе) возвеличится. Бог земли этой
(сотворённого мира) есть Шу на небосклоне, а образы его на земле. Делай
подношения Богу твоему и остерегайся согрешать перед ним». Да человек
бесконечно велик, и воля его может идти туда или туда. Поэтому если ты
согрешишь перед Богом, ты перейдёшь во власть Апопа, ты станешь
изменником. При этом страшном выборе с древнейших времён существовало
знание, которое потом редуцировалось, так как стало считаться
соблазнительным. Это знание о том, что умершему прощается его вина. Это
происходит потому что Сету была прощена его вина. Он заслужил смерти за
то, что он убил Осириса, но он был прощён. Почему он был прощён? Потому
что он часть девятерицы и божественен по естеству. Поэтому для него
важно не быть уничтоженным, а то что он был приведён опять в своё
первозданное состояние, в своё состояние до восстания, он как бы был
исцелён, и исправлением Сета была исцелена девятерица. Так же и каждый
человек, он не уничтожается, он бесценен и каждый человек выполняет свою
функцию и кроме него эту задачу не выполнит никто. Поэтому человек по
египетским представлениям должен быть исцелён. Так же и в Новом Завете
говорится о том, что и грешники спасутся. То есть говорится, что дело ты
не сделал, но человек ценнее своего дела. И поэтому он должен быть
спасён. Сам человек как личность спасётся, ибо то, что было рождено в
Нуне до сотворения в мире то неуничтожимо ни при каких обстоятельствах.
Люди с Богом станут одним, но при этом останутся личностями, и это
утверждается категорией ка – сущности.
 

Personalize

Сверху Снизу