Обзор кириллицы и глаголицы

ksantipa

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:338
Реакции:0
Баллы:16
Спасибо Уважаемый Миран, очень интересно :cvet4:
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
От периода деятельности Константина Философа, его брата Мефодия и их ближайших учеников, т.е. от второй половины девятого века, до нас не дошло, к сожалению, никаких письменных памятников, если не считать сравнительно недавно обнаруженных надписей на развалинах церкви царя Симеона в Преславе (Болгария).


Надписи эти одними учеными (например, Е. Георгиевым) относятся к последним годам IX в.; другие ученые оспаривают эту датировку и относят преславские надписи к X—XI вв. К X в. относятся и все остальные дошедшие до нас древнейшие славянские надписи, а также наиболее древние рукописи.

И вот, оказывается, что эти древнейшие надписи и рукописи выполнены были не одной, а двумя графическими разновидностями старославянского письма. Одна из них получила условное название «кириллицы» (от имени Кирилл, принятого Константином Философом при его пострижении в монахи); другая же получила название «глаголицы» (от старославянского «глагол», что означает «слово»).
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
Наличие таких двух графических разновидностей славянского письма до сих пор вызывает большие споры среди ученых. Ведь согласно единодушному свидетельству всех летописных и документальных источников, Константин Философ перед отъездом в Моравию разработал какую-то одну славянскую азбуку. Откуда же, как и когда появилась вторая азбука? И какая из двух азбук — кириллица или глаголица — была создана Константином?

С этими вопросами тесно связаны другие, может быть еще более важные. А не существовало ли у славян какой-то письменности до введения азбуки, разработанной Константином? И если такая письменность существовала, то что она собой представляла, как возникла и какие общественные нужды обслуживала?

Прежде чем перейти к рассмотрению этих сложных, до конца еще не решенных наукой вопросов, нужно познакомиться с древнейшими славянскими азбуками — кириллицей и глаголицей. По своему алфавитно-буквенному составу кириллица и глаголица почти совпадали.

Кириллица, по дошедшим до нас рукописям XI в., имела 43 буквы.
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
Глаголица, согласно памятникам примерно того же времени, имела 40 букв. Из 40 глаголических букв 39 служили для передачи почти тех же звуков, что буквы кириллицы, а одна глаголическая буква — «дервь», отсутствовавшая в кирилловском алфавите, предназначалась для передачи палатального (мягкого) согласного г; в древнейших из дошедших до нас глаголических памятниках X—XI вв., «дервь» обычно служила для передачи звука г, стоящего перед гласными е, и (например, в слове «ангел»)2. Отсутствовали в глаголице буквы, аналогичные кирилловским «пси», «кси», а также йотированные э, а.

Таков был алфавитный состав кириллицы и глаголицы в XI в. В IX—X вв. их состав был, видимо, несколько иной.

Так, в начальном составе кириллицы, по-видимому, еще не было четырех йотированных букв (двух йотированных «юсов», а также йотированных а, э). Это подтверждается тем, что в древнейших болгарских кирилловских рукописях и надписях отсутствуют все четыре указанные буквы (надпись царя Самуила, «Листки Уидольского») или же некоторые из них («Саввина книга», «Супрасльская рукопись»). Кроме того, буква «ук» (оу) первоначально, вероятно, воспринималась не как особая буква, а как сочетание из «он» и «ижицы». Таким образом, начальная кириллица имела не 43, а 38 букв.

Соответственно в начальном составе глаголицы, по-видимому, имелись не два, а только один «малый юс» (тот, который впоследствии получил значение и название «йотированного малого юса»), служивший для обозначения как йотированного, так и нейотированного носового гласного звука э. Второй «малый юс» (получивший впоследствии значение и название «нейотированного малого юса») в первоначальной глаголице, по-видимому, отсутствовал; это подтверждается графикой древнейшей глаголической рукописи — «Киевских листков». Возможно, отсутствовал в начальной глаголице и один из двух «больших юсов» (получивший впоследствии значение и название «йотированного большого юса»); во всяком случае, происхождение формы этой глаголической буквы очень неясно и, вероятно, объясняется подражанием поздней кириллице. Таким образом, начальная глаголица имела не 40, а 38—39 букв.

Подобно буквам греческого алфавита, глаголические и кирилловские буквы имели, кроме звукового, также и цифровое значение, т. е. применялись для обозначения не только звуков речи, но и чисел.
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
При этом девять букв служили для обозначения единиц (от 1 до 9), девять — для десятков (от 10 до 90) и девять — для сотен (от 100 до 900). В глаголице, кроме того, одна из букв обозначала тысячу; в кириллице для обозначения тысяч применялся особый знак. Для того чтобы указать, что буква обозначает число, а не звук, буква обычно выделялась с обеих сторон точками и над ней проставлялась особая горизонтальная черточка — «титло».

В кириллице цифровые значения имели, как правило, только буквы, заимствованные из греческого алфавита: при этом за каждой из 24 таких букв было закреплено то самое цифровое значение, которое эта буква имела в греческой цифровой системе.


Исключением были только числа 6, 90 и 900. В греческой цифровой системе для передачи этих чисел применялись буквы «дигамма», «коппа», «сампи», давно утерявшие в греческом письме свое звуковое значение и использовавшиеся только как цифры. В кириллицу эти греческие буквы не вошли. Поэтому для передачи числа 6 в кириллице была использована новая славянская буква «зело» (вместо греческой «дигаммы»), для 90 — «червь» (наряду с иногда применявшейся «копной») и для 900 — «цы» (вместо «сампи»).

В отличие от кириллицы, в глаголице цифровое значение получили первые 28 букв подряд, независимо от того, соответствовали ли эти буквы греческим или же служили для передачи особых звуков славянской речи. Поэтому цифровое значение большинства глаголических букв было отличным как от греческих, так и от кирилловских букв.

Совершенно одинаковыми были в кириллице и глаголице названия букв; правда, время возникновения этих названий (в особенности в глаголице) неясно.

Почти одинаковым был порядок расположения букв в кирилловском и глаголическом алфавитах. Порядок этот устанавливается, во-первых, исходя из цифрового значения букв кириллицы и глаголицы, во-вторых, на основе дошедших до нас азбучных акростихов (стихотворение, каждая строка которого начинается с соответствующей буквы азбуки в порядке алфавита) XII—XIII вв., в третьих, на основе порядка букв в греческом алфавите.

Сильно разнились кириллица и глаголица по форме их букв. В кириллице форма букв была геометрически простой, четкой и удобной для письма. Из 43 букв кириллицы 24 были заимствованы из византийского устава, а остальные 19 построены в большей или меньшей мере самостоятельно, но с соблюдением единого стиля кирилловской азбуки.

Форма букв глаголицы, наоборот, была чрезвычайно сложной и замысловатой, со множеством завитков, петель и т.п. Зато глаголические буквы были графически оригинальнее кирилловских, гораздо меньше походили на греческие.
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
Несмотря на, казалось бы, очень значительную разницу, многие буквы глаголицы, если их освободить от завитков и петелек, близки по форме к аналогичным буквам кириллицы. В особенности велико сходство букв глаголицы с теми буквами кириллицы, которые не заимствованы из греческого устава, а созданы для передачи особых звуков славянской речи (например, буквы «живете», «цы», «червь», «шта» и др.); одна из этих букв («ша») в глаголице и кириллице даже совершенно одинакова. Внимание исследователей привлекало также то, что буквы «шта», «ук» и «еры» в глаголице и в кириллице представляли собой лигатуры из других букв. Все это указывало, что одна из азбук оказала когда-то сильное влияние на другую.
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
В конце 862 г. к византийскому императору прибыло посольство от моравского князя Ростислава. Послы передали императору просьбу прислать в Моравию миссионеров, которые могли бы вести проповеди на понятном для моравов языке вместо латинского языка немецкого духовенства.

— Наши люди оставили язычество и приняли христианство, — с такими словами, согласно «Житию Кирилла», обратились к императору моравские послы. — Но у нас нет учителей, которые говорили бы проповеди на нашем языке. Поэтому пошли их нам, государь!

Это было тревожное и смутное время раннего европейского средневековья.

Прошло уже около четырех веков, как под напором германских племен распалась Западная римская империя, подточенная изнутри развитием феодальных отношений и грозными восстаниями рабов и колонов. А вместе с рабовладельческим Римом рухнула и вспоенная потом рабов великая античная культура. Блестящие города римских провинций пустели и разрушались, ремесла и торговля замирали, мощенные камнем дороги зарастали травой, шумные торговые порты превращались в рыбачьи поселки. Грамотность сохранялась только среди духовенства и монашества. Наука и литература находились в тисках богословия.

На развалинах Римской империи возникли воинственные германские и иные «варварские» королевства. Единственное, что объединяло их, — это воспринятая от Рима христианская религия.

Повсеместное и быстрое обращение в христианство германских и других европейских племен было далеко не случайным. Наивные языческие верования были связаны с племенным строем. Между тем еще в годы существования Западной римской империи у германских племен развились новые феодальные отношения.

Христианская религия к тому времени тоже перестала быть религией бедняков и рабов. Сделавшись еще в Риме официальной государственной религией, христианство постепенно превратилось, по определению Ф. Энгельса, в наиболее общий синтез и наиболее общую санкцию существующего феодального строя, в «интернациональный центр феодальной системы». Римско-католическая церковь «окружила феодальный строй ореолом божественной благодати. Свою собственную иерархию она установила по феодальному образцу, и, наконец, она была самым крупным феодальным владетелем, потому что ей принадлежало не менее третьей части всего католического землевладения».
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
Все более обострявшаяся борьба феодалов с пережитками племенного строя, с сохранившимися еще остатками свободного крестьянства, а также борьба германцев и славян тоже облеклись в религиозные формы, в формы борьбы христианства с пережитками язычества. Опираясь на немецких феодалов, римские папы и немецко-католическое духовенство распространяли христианство среди соседних народов буквально огнем и мечом. При этом римская церковь в союзе с немецкими князьями всячески стремилась подавить у народов, обращенных ими в христианство, развитие национальной культуры, языка и письменности. Только три языка — латинский, греческий и еврейский — считались Римом достойными священного писания; в обоснование обычно указывалось, что надпись на кресте, на котором был распят Христос, была начертана по-латински, по-гречески и по-еврейски. В соответствии с этим все богослужение велось в западнохристианских церквах на непонятном для населения латинском языке.

Страны, принявшие от Рима христианство, сразу же наводнялись чуждыми народу алчными немецко-католическими прелатами и аббатами. Церкви и монастыри захватили огромные поместья, облагали население обязательной десятинной данью, не говоря о прочих налогах и поборах. А вслед за церковниками появлялись немецкие князья. Опираясь на поддержку родственного им духовенства, они стремились присоединить обращенные в христианство страны к своим владениям, а жителей превратить в колонов — крепостных.

Другой христианский центр находился на Востоке, в Византийской империи. В отличие от Рима и германских феодальных государств здесь в большей мере сохранялись традиции античной образованности и культуры, продолжали существовать крупные города, многочисленные школы, развитые ремесла и торговля.

Подобно древнему Риму Византийская империя тоже страдала от натиска соседних племен и народов: славян — с северо-запада, гуннов, вандалов, лангобардов и норманнов — с запада, персов — с востока, арабов, а впоследствии турок — с юго-востока. В основном две причины задержали ее падение почти на тысячелетие. Одной из них было выгодное положение Византии на стыке торговых путей из Европы в Иран, Индию, Китай. Это способствовало притону в Византию огромных богатств, создавало возможность подкупа соседних племен, натравливания их друг на друга, содержания больших наемных войск для охраны границ и для подавления восстаний рабов и колонов.
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
Другой причиной была выработанная в течение столетий искусная и гибкая политика византийских императоров. Ведя с соседями почти непрерывные войны, Византия в то же время всячески стремилась подчинить их своему политическому и культурному влиянию. Так, византийские императоры не препятствовали мирному расселению славян на территории империи, охотно включая смелых в бою славянских воинов в свои войска, и даже допускали славянскую знать к участию в государственном управлении. Это оживляло и омолаживало ветшавший организм Византийской империи, повышало ее сопротивляемость натиску воинственных соседей.

Едва ли не самым главным орудием византийского влияния на славянские народы было распространение среди них христианской религии с ее проповедью непротивления злу и безропотной покорности властям. Однако, в отличие от Рима, обладавшего поддержкой германских феодалов, Византия видела в христианском учении почти единственное средство обуздания своих воинственных соседей; поэтому она стремилась распространять христианство гораздо более осторожными и дипломатичными методами.
 

Миран

Well-Known Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:13.414
Реакции:2
Баллы:0
Византийское духовенство не взимало с населения обязательного десятинного сбора и существовало в основном на «доброхотные даяния» прихожан. Восточно-христианская церковь и Византия не препятствовали, а даже способствовали созданию у обращенных ими в христианство народов своей письменности, развитию на этой основе народной культуры, переводу на местные языки богослужебных книг и даже отправлению церковных служб на этих языках вместо греческого.

Поэтому естественно, что славянские народы больше тяготели к восточной византийской, чем к западной римской церкви. Это, вероятно, и послужило главной причиной моравского посольства к императору Михаилу.

Однако существовала и другая, может быть, не менее важная, цель этого посольства. Такой целью было стремление моравского князя укрепить политические связи с могущественной Византийской империей, создать возможность получения от нее военной помощи против особенно усилившегося за эти годы немецкого натиска.

За тридцать с небольшим лет до посольства в Византию, в 830 г., моравские племена были объединены князем Моймиром, создавшим обширное Великоморавское государство со столицей в Велеграде. Наследовавший Моймиру в 846 г. его племянник Ростислав вскоре после вступления на престол принял от Рима христианство. Почти одновременно с моравами объединились под властью князя Прибины и тоже приняли христианство их южные славянские соседи — словаки. Ко времени моравского посольства столицей словаков стал город Блатно, а князем — наследник Прибины Коцел.

Археологические раскопки, проведенные за последние годы в Чехии, показали, что в Моравии IX в. существовало уже не менее десяти крупных городов, расстояние между которыми не превышало в среднем 40—60 км. В городах этих были найдены многочисленные церкви и другие каменные постройки, следы разнообразных ремесел, развитой внутренней и международной торговли. Материалы раскопок характеризуют Моравию IX в. как крупное и сильное государство с развивающимся феодальным строем.

Встревоженный усилением Моравии и независимой политикой Ростислава, король Людовик Немецкий попытался силой положить конец деятельности славянского князя. Попытка эта кончилась неудачей. Ростислав, перейдя в наступление, не только отразил натиск немцев, по даже расширил границы своего княжества "до пределов Болгарии. Тогда Людовик начал переговоры с болгарским князем Борисом о военном союзе против Моравии. Ростислав, вероятно, знал об этих переговорах, которые уже в следующем, 864 г. привели к одновременному вторжению в Моравию немецких и болгарских войск.

Поэтому Ростислав стремился заранее заручиться поддержкой могущественной соседки Болгарии — Византии; ведь только Византия могла удержать болгар от союза с немцами. К тому же Ростислав, естественно, опасался и обративших его в христианство немецких проповедников. Он не без основания подозревал, что они пришли в Моравию не только как служители евангелия, но и как разведчики германских князей. Он знал, как легко меняли католические монахи христианские крест и посох на германские панцирь и меч.

Таковы были, вероятно, политические причины моравского посольства в Византию. Недаром во главе этого посольства был поставлен племянник и наследник Ростислава Святополк.

Просьба Ростислава о присылке миссионеров соответствовала интересам Византии, давно стремившейся распространить свое влияние на западных славян. Еще больше соответствовала она интересам византийской церкви, отношения которой с Римом в середине IX в. становились все более враждебными. Как раз в год прибытия моравского посольства отношения эти настолько обострились, что папа Николай даже публично проклял патриарха Фотия.

Упорная и долгая борьба римских пап и византийских патриархов за влияние и власть в христианском мире приобрела, впоследствии более пристойные формы богословско-схоластических расхождений, например: происходит ли дух святой только от бога-отца или же и от сына; могут ли священники вступать в брак; какое тесто следует применять при причастии — пресное или квасное.

Но в середине IX в. эта борьба имела неприкрытый характер. А одним из ее важнейших объектов были еще только переходившие в христианство южные и западные славяне.

Особенно ярко проявилась эта борьба в Болгарии. Так, в 865 г., т.е. через три года после моравского посольства, Болгария приняла христианство от Византии. Однако уже в 866 г. болгарский князь Борис, прельстившись посулами Рима, порвал с византийской церковью и пригласил римских священников. Наконец, еще через четыре года, в 870 г. Борис, разочаровавшись в Риме, изгнал его представителей и снова признал главенство византийских патриархов.

Моравия была дальше от Византии, чем Болгария. Влияние Рима там было гораздо прочнее. Оно опиралось, кроме того, на мощную поддержку немецких феодалов. Но тем заманчивей было для Византии, воспользовавшись посольством к Ростиславу, попытаться оторвать Моравию от Рима. А для мстительного Фотия это было бы к тому же великолепным ответом на проклятие папы Николая. Поэтому император Михаил и патриарх Фотий с большой радостью приняли просьбу Ростислава и направили в Моравию своими миссионерами ученого македонянина Константина Философа и его брата Мефодия.

Михаил и Фотий не случайно выбрали в качестве миссионеров братьев Константина и Мефодия. Это было вызвано тем, что Константин уже имел богатый опыт миссионерской деятельности и показал себя в ней блестящим диалектиком и дипломатом. Выбор этот был обусловлен также тем, что братья, происходя из полуславянского-полугреческого города Солуни, прекрасно знали славянский язык.

— Ведь вы оба солуняне, — заявил братьям император. — А солуняне все говорят по-славянски!
 

Personalize

Сверху Снизу