Позы спящего. Ночной язык тела.

Nelya de Giz

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:3.649
Реакции:0
Баллы:36
Окружающая обстановка, та сцена, на которой разыгрываются события нашего сна, — это постель. Постель, друг мой, — это вся наша жизнь, — писал Ги де Мопассан. — Здесь мы рождаемся, здесь мы любим и здесь умираем". И здесь, на столь важном для человеческого опыта месте, мы встречаемся с особым миром сна.
Для наших примитивных предков, первобытных людей, постель выглядела просто небольшим углублением в земле, окруженным кучами земли и листьев. Но даже на этой ранней стадии развития человечества выбор места для сна определялся множеством условий, которые остаются с нами и по, сей день.
Во-первых, в этом выборе отражается принцип территориальности: это была местность, обнесенная чем-то вроде психологической изгороди, которая принадлежала данному человеку. Мы думаем не просто о «постели», но о "моей постели", или, если речь идет о паре, о "нашей постели"". Этот территориальный аспект обычен и для многих животных. Например, гориллы обозначают место для сна изгородью из веток с листьями.
Во-вторых, постель, даже в самых своих примитивных формах, должна быть надежным местом, где можно чувствовать себя в безопасности. Без чувства безопасности заснуть трудно. Все это верно и для животных. Хотя слоны обычно спят на боку, больной слон будет спать стоя, поскольку он не чувствует себя в безопасности лежа, в расслабленном состоянии: требуется больше времени и усилий, чтобы встать на ноги в экстренном случае, и это делает животное более уязвимым.
Для первобытных людей, живших на открытом воздухе, защищенность от угрозы нападения (будь это опасные хищники или враги — люди) — это первое, что необходимо было обеспечить при выборе места для сна. Но даже за стальными и бетонными стенами современных многоэтажных зданий постель остается главным местом безопасности. Почти каждый в тот или иной момент своей жизни реагировал на стресс "беседой с постелью". Есть много людей, чья привязанность к постели достигала патологических проявлений. Например, Пруст редко покидал свою спальню в течение многих лет, когда писал "В поисках утраченного времени". Обломов, герой Ивана Гончарова, провел в постели большую часть своей жизни. Для обоих этих людей, реального и выдуманного, пребывание в постели уменьшало необходимость встречаться со сложностями дневного мира. Но хотя огромное большинство из нас считает постель прежде всего местом для сна, а не постоянным спасением от мира, ассоциация с убежищем заложена в нас с колыбели.

Молодая женщина, лежит на психоаналитической кушетке, демонстрируя позу, в которой спит. Она уже описала эту позу словесно, но я попросил ее продемонстрировать. Так достигаются три цели: во-первых, это дает ей ощущение личного участия в эксперименте (разыгрывается нечто вроде психоаналитической драмы)- во-вторых, то, что она мне рассказала, получает конкретное подтверждение- и, наконец, это позволяет мне подметить детали, которые она, возможно, не сочла достаточно важными для подобного описания. Молодая женщина приняла одну из четырех основных, базовых поз — «зародыш». Она лежит на боку свернувшись, ноги согнуты в коленях, колени подтянуты как бы в попытке достать ими подбородок. Все тело свернуто в клубок (калачиком).
Объясняя значение этой позы, я не пользуюсь методом метафор или символов. Я умышленно избегаю набора стандартных символов с заданными значениями, которые употребляются в традиционном толковании снов, где, например, предполагается, что чаша — это замаскированное влагалище. Вместо такой интерпретации я сказал бы, что для непосредственного восприятия чаша характеризуется округлостью и глубиной и ей свойственно принимать в себя, ограничивать и содержать жидкость. Аналогичным образом я пытаюсь заставить «говорить» позу «зародыша», чтобы смысл исходил из самой конфигурации. Я замечаю, что человек, лежащий в этой позе, скрывает лицо и большую часть внутренних органов, причем он может свернуться вокруг какого-то предмета, например подушки, служащей чем-то вроде сердечника. Руки и ладони замыкают кольцо, обхватывая колени, или подсовываются таким образом, чтобы еще больше закрыть центр тела.
Поза "зародыш".

Из общего впечатления, которое дает мне эта поза, я замечаю, что данный индивидуум еще не осмелился развернуться, подставить себя событиям жизни. Такой человек спит и живет подобно плотно свернутому бутону, не позволяя себе раскрыться. Она (или он) сопротивляется попыткам подвергнуть себя полному, открытому опыту радостей и трудностей жизни.
Кроме того, я рассматриваю позу спящего в ее отношении к пространству постели.
Те люди, которые принимают позу «зародыша», имеют тенденцию занимать углы постели, обычно верхние, отворачивая лицо наружу (от стены).
В дневном мире, как и в позе сна, такие люди проявляют сильную потребность в защите и в «сердечнике», вокруг которого они могут организовать свою жизнь и от которого могут зависеть. Обычно они придерживаются зависимого поведения, которое обеспечивало им безопасность в ранние годы жизни.
Основная поза, которую принимает индивидуум во сне, столь же показательна по отношению к его образу жизни, как и все другие показатели, с которыми мы встречаемся на сеансах терапии: личностные характеристики, реакция на себя и людей как в прошлом, так и во время проведения исследования, а также материалы сновидений.
Посмотрим, например, на вторую из основных поз сна — «простертую». Как уже отмечалось, она отражает попытку обрести господство над пространством постели, охватить его как можно полнее, сделав своим владением.
«Простертая» поза.


Лежа лицом вниз, обычно с руками, закинутыми выше головы, вытянутыми ногами и слегка раздвинутыми ступнями, спящие в такой позе как бы защищают себя от неприятных сюрпризов ночного поведения. Если им не удается таким образом доминировать на постели, они чувствуют себя уязвимыми. Эти люди обнаруживают аналогичную потребность регулировать события дневной жизни: они не любят неожиданностей и организуют свою жизнь так, чтобы, насколько возможно, этого избегать. Например, они почти всегда приходят в назначенное время и их беспокоит, когда другие опаздывают. Они пекутся о деталях, точны и аккуратны, и, если что-то препятствует их "доминирующим потребностям", они удвоят усилия, чтобы привести мир в согласие со своими предписаниями. Тот, кто чувствует себя особенно неуютно при встрече с неожиданностью, может, подобно молодой женщине, упомянутой в предисловии, спать не просто в «простертой» позе, но и по диагонали, пытаясь достигнуть еще более полного господства над миром сна.
Третья основная поза — сон на спине. Древняя пословица гласит: "Король спит на спине, мудрец — на боку, а богач — на животе". И в самом деле, я нашел, что тот, кто спит в «королевской» позе, обычно чувствует себя королем или королевой в своем сне, так же как и в дневном мире. Обычно такие люди были любимыми детьми или детьми, которые находились в центре внимания. Многие профессиональные актеры любят спать в этой позе, возможно потому, что она совпадает с позой, в которой они принимают, аплодисменты публики. В театральном ли мире или вне его — те, кто спит в «королевской» позе, обычно обладают чувством безопасности, уверенностью и силой личности, которая позволяет принять окружающий мир со всем тем, что он им предлагает.
«Королевская» поза.


И днем, и во сне они чувствуют себя в мире как рыба в воде. Они открыты всему, рады давать и принимать, так же как их любимая поза во сне оставляет их открытыми перед миром ночи.
Но если говорить о том, какая поза чаще всего встречается у людей во сне, то я бы назвал позу «полузародыша». Согласно исследованию, проведенному Борисом Сиднеем в Гарварде в 1909 году, 75 % тех, кто был правшой, спали главным образом на правом боку — и не только когда засыпали, но и позже, во время более глубоких фаз сна. Хотя большинство из них переворачивались в течение ночи на другой бок, правши отдавали четкое предпочтение правому боку, а левши — левому.
Сон в позе «полузародыша», т. е. на боку со слегка подтянутыми коленями, имеет то физическое преимущество, что такое положение тела сохраняет тепло, но при этом не препятствует циркуляции воздуха вокруг тела. Кроме того, защищена центральная часть тела, особенно ее главный орган — сердце. Поза «полузародыша» обеспечивает большую маневренность в течение ночи, чем любая другая из основных поз, поскольку позволяет поворачиваться с боку на бок, не разрушая конфигурации тела. Очевидно, что в «простертой» позе или в позе на спине возможности движений, которые еще сохраняют позу, более ограничены.
Поза "полузародыш".

Итак, в позе «полузародыша» содержится хороший "здравый смысла" с точки зрения физического комфорта и функционирования организма личности- она показывает аналогичную степень приспособления к миру. Лица, которые избирают эту позу, обычно уравновешенны и надежны. Они могут приспособиться к условиям их существования без чрезмерного напряжения. Они не столь ранимы, чтобы ощущать нужду в контроле над пространством постели, но и не сворачиваются вокруг себя, ища защиты перед лицом неопределенного будущего.
Как мы увидим в следующей главе, смысл этих четырех основных поз подчеркивается (зачастую и существенно модифицируется) положением рук и ног. Существует много вариаций для этих поз, и мы их в дальнейшем рассмотрим. Примеры — позы «сфинкса» и «свастики», которые получаются из «простертой» позы- «обезьяны» и «ученика», связанные с «королевской» позой- и, наконец, «мумии» и «цепочки» — вариации позы «полузародыша». Позже мы увидим, что человек в течение ночи может принимать не одну основную позу или связанные с нею. Хорошо спящий человек двигается в среднем от двадцати пяти до тридцати раз за ночь. При этом речь идет о крупных движениях, требующих значительных перемещений всего тела. Если же человек болен или спит плохо из-за сильного беспокойства или возбуждения, то он может сделать более сотни движений за ночь. И конечно, каждый из нас совершает массу мелких движений — пальцами рук и ног, губами и челюстью.
 

Nelya de Giz

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:3.649
Реакции:0
Баллы:36
OКонечностиO

Язык, на котором «говорит» тело в ночной темноте, может быть простым и сложным, как грамматическое предложение. Основная поза определяет общий смысл, но он подчеркивается или изменяется положением рук, ног и других «малых» частей тела. Подобно тому, как прилагательные или наречия придают простому предложению окраску и значение, «малые» части тела часто сообщают позе более сложной смысл, иногда даже меняя ее общую тональность.
Положение рук и ног наиболее важно, но и то, как «ведут» себя пятки, лодыжки, запястья, локти, отражает индивидуальность личности, да и голеням, коленям, бедрам есть что рассказать о нас. Даже ягодицы бывают выразительны, когда два человека спят в одной постели.
Начинаем с ног.
Ноги несут нас по жизни, плетемся мы или пританцовываем, идем, бежим или стоим. На приеме у психоаналитика многие пациенты, испытывая тревожные мысли или чувства, спускают с кушетки одну ногу на пол, принимая как бы позу бегуна, стартующего с этой кушетки. И во сне положение ног много говорит о том, как человек «стоит» и движется в жизни. Исследование, проведенное в 1944 году, показало, что многие люди как бы ухватываются ногами за постель. Это те, кто сопротивляется переменам в жизни, с осторожностью относятся к неизвестному и неожиданному. Они часто засовывают одну ногу или обе под матрас, как это делала женщина, описанная в предыдущей главе. Во время сна с партнером некоторые люди обхватывают ногами партнера, как бы пытаясь двигаться по жизни в ногу с ним. И наоборот, человек может свесить ногу или ноги свободно с края или конца постели, демонстрируя отказ согласовать себя полностью с ее пространством. Как и те пациенты, что оставляют одну ногу, лежа на аналитической кушетке, эти люди хотят иметь запасной маршрут, позволяющий им в любое время ускользнуть.
Поза "арестант".


Скрещенные лодыжки тоже имеют свое особое значение в словаре языка тела. Это значение однажды открыл мне один из моих пациентов. Когда я попросил его принять позу, в которой он спит, он лег в позу «полузародыша» и
сказал: "Видите, я совершенно нормален". Он знал, что поза «полузародыша» — самая общепринятая из всех. Но лодыжки выдали его. Он спал с разведенными коленями и скрещенными лодыжками — в позе «арестанта». Это описание дает точную картину тех проблем, с которыми этот человек имел дело в жизни. В своих личных отношениях он был «стреножен», не способен достичь необходимой степени интимности с женщиной: любой контакт, в который он вступал, был поначалу очень интенсивным, но из-за страха перед реальным вовлечением в ситуацию он всегда отходил в сторону. Вдобавок в начале лечения он жаловался на скучную — работу, неспособность завершить свою диссертацию и на пассивность во многих других областях деятельности. Несмотря на то, что он выглядел вполне квалифицированным и образованным специалистом (имел образование и профессиональную подготовку в двух разных областях), он чувствовал себя пленником собственного беспокойства, неспособным мобилизовать себя. Положение лодыжек во сне точно отражало эти его трудности.
Существует и несколько других конфигураций ног, имеющих значение при сне на боку. Многие люди, спящие в позе «полузародыша», помещают ноги в точности одна над другой: бедра, колени и лодыжки обеих ног соприкасаются друг с другом. Я называю это позой «сандвича». Она говорит о значительной степени комфортности в жизни человека. Как и во сне, в дневном мире такие люди стремятся к симметричным отношениям с миром: насколько возможно, они избегают каких-либо отклонений от того, что другие ожидают от них.
Поза "сандвич".


Некоторые люди, хотя и спят на боку, но вытягивают ноги, нарушая тем самым обычную конфигурацию позы «полузародыша». Как-то ко мне в контору пришла группа из телевизионных новостей, чтобы снять фильм о моей работе, связанной с позами спящих. Один репортер по собственной инициативе лег на кушетке, желая показать мне позу, в которой он спит.
Лежа на боку, он полностью вытянул ноги и положил одну ногу на другую. Я истолковал эту позу как демонстрирующую высокую степень активности — репортер не позволял себе полностью расслабиться даже во сне, он держал себя в готовности сразу шагнуть назад в «вертикальный» дневной мир. Я назвал это позой «героя». Эта поза, будучи «продолжением» позы «сандвича», указывает на активную и напористую личность, типичную для тех, кто всегда в пути (каким и должен быть репортер в избранной им профессии).
Другая вариация позы «полузародыша». тоже связанная с положением нижних конечностей, — это «фламинго». В ней одна нога вытянута, а другая согнута в колене под острым углом, причем ступня иногда подсунута под голень вытянутой ноги, а иногда лежит на ней. Прямая нога указывает на самостоятельность, однако согнутая говорит о расслаблении и пассивности. Эта поза характерна для лиц, которые обычно считаются пассивно-агрессивными. В отношениях с людьми они выказывают как пассивность, так и агрессивность, и оба эти элемента существенны в их характере. Жизнь таких людей вполне может быть чем-то вроде игры в теннис между двумя сторонами личности, так что они ведут в счете по очереди.
Поза "фламинго".

Положение верхней ноги во сне служит хорошим показателем сексуальной открытости — или наоборот. Когда бедра разведены в позе клина, оставляя открытым вход в генитальную область, индивидуум обычно открыт в сексуальных отношениях. Если же бедра крепко сведены в позе бельевой защелки — это говорит о робости, сдержанности и оборонительной позиции в области секса. В главе, посвященной сну вдвоем, мы будем более подробно рассматривать сексуальный смысл различных поз, а также «использование» гениталий, ягодиц и груди для установления сексуального контакта с партнером по сну.
Положение рук во сне также может указывать на напряжение или расслабление. Как дирижер оркестра использует руки, чтобы передать музыкантам характер и эмоции, заложенные в нотах симфонической партитуры, так и мы пользуемся руками (и в дневном мире, и в мире сна), чтобы выразить богатые мелодии нашей повседневной жизни.
Многие люди любят во время сна держаться за столбик кровати. Я называю это позой «пуповины». Такие люди испытывают и в жизни потребность держаться за кого-то или что-то, и они часто оказываются прилипчивыми, очень зависимыми, не могут позволить себе оставить какую-то опору и ощущать себя самими собой.
Не следует, однако, забывать, что рук у нас две. И нередко может показаться, что правая рука не ведает о том, что делает левая.
Например, человек может вцепиться в столбик кровати правой рукой, а левая при этом может быть вытянута и свободно свешиваться с края постели. Расслабленная рука показывает, что человек склонен полностью вверить себя «географии» постели, как и своему жизненному окружению. Зависимость, о которой говорит сжатая рука (правая), противоречит свободно висящей левой. В этом случае перед нами индивидуум с сильным элементом зависимости, который, однако, отказывается этой зависимости полностью подчиняться. Его руки демонстрируют степень такой двойственности. Этот конфликт между потребностью твердо держаться и потребностью расслабиться будет скорее всего проявляться во взаимоотношениях с другими-людьми. Он будет чувствовать себя неуютно, если не найдет кого-то, к кому возможно прильнуть, но будет столь же обеспокоен, если этот человек потребует от него в эмоциональном смысле слишком многого.

Может показаться, что такое внимание к положению рук во сне преувеличено. Могут ли на самом деле руки рассказать столь много о личности?
Я отвечаю — да. За годы наблюдений вновь и вновь я обнаруживал, что отдельные детали различных поз сна отражают всю личность. Если мужчина или женщина привыкли спать в определенной позе ночь за ночью, это будет свидетельствовать об их вполне определенных нуждах и страхах. И хотя «язык» конечностей может быть весьма тонким, он от этого не становится менее информативным.
Конкретные положения рук, как правило, связаны с основными позами сна. Для человека, спящего на боку в типичной позе «полузародыша», вполне естественно держать руки перед туловищем на уровне верхней груди. Люди, лежащие на спине в «королевской» позе, чаще всего держат руки на матрасе, по бокам туловища, причем ладони согнуты, показывая максимальную готовность воспринимать внешний мир. В случае «простертой» позы руки обычно вытянуты выше головы, а локти согнуты. Эта поза — поза «лягушки» — имеет тот недостаток, что иногда с ней связаны трудности циркуляции в руках, — это и есть упомянутый выше синдром брахиоплексуса.

Если прочно переплетенные руки поддерживают живот или сложены на животе одна над другой, требуется новое толкование. Это защитная поза. Живот, конечно, ассоциируется с пищей и, возможно, с отношениями между ребенком и кормящей матерью. Одна женщина-пациентка, которую часто били в детстве, спала в «королевской» позе, но не по обычной причине (безопасности и открытости), а из потребности быть в максимальной готовности отразить возможное нападение. Сложенные руки показывают, что она в действительности не имела чувства безопасности в этой позе, иначе руки оставались бы расслабленными, подтверждая открытость основной позы. Когда ее состояние улучшилось по мере лечения, эта пациентка начала спать на боку, показав с определенностью, что «королевская» поза не была для нее естественной, а принималась для физической защиты.
В какой-то момент, когда терапевт уехал в отпуск и пациентка лишилась чувства безопасности, приобретенного в процессе лечения, она снова стала спать на спине с руками, сложенными на животе. Но как только психотерапевт вернулся, она снова самопроизвольно приняла позу на боку.
Вытягивание рук над головой в различных позах тоже многозначительно. Мы ухе упоминали позу «лопасти», в которой голова покоится между ладонями, а локти разведены в стороны, что характерно для лиц, использующих интеллектуализацию в качестве защиты. Восхваляя покойного социального философа Хапну Арендт, писательница Мэри Маккарти заметила, что ей удалось наблюдать, как мисс Арендт размышляете она лежала на кушетке, а руки были подложены под головой в виде лопастей.
Поза "лопасти".


В позе «гимнаста» человек лежит на спине, держа руки в нескольких дюймах от ушей, как бы поднимая штангу или подтягиваясь на перекладине. Такое положение рук усиливает чувство удовлетворения, связанное с «королевской» позой. Зато иногда руки полностью вытянуты в позе капитуляции, как сели бы спящий подчинялся команде "Руки вверх!". Здесь руки бездействуют и остаются полностью на виду, демонстрируя пассивность, до некоторой степени противоречащую основной «королевской» позе (но мы знаем, что бывают не только сильные, но и слабые короли).
Иногда рука во сне захватывает противоположное плечо (это может быть сделано обеими руками). Выглядит же это так, как если бы человек озяб и нуждается в чьем-то тепле. Однако люди, принимающие эту съеженную позу, редко открыто выражают свои потребности — их пальцы обычно крепко сжаты, а вовсе не раскрыты, как было бы при настоящем объятии.
В дневной жизни мы многое выражаем жестами рук, поясняя то, что хотим сказать. Во сне мы неспособны выразить свои мысли посредством связной речи, зато руки становятся еще более выразительными: подобно глухонемым, мы используем их чрезвычайно наглядно. Например, один мужчина всегда спал приложив палец ко рту, как бы говоря: "Шшш, тихо…" Другая моя пациентка во сне прикрывала рукой генитальную область — жест, истолковать который несложно. Но в этом случае защитный жест содержал противоречивый элемент. Иногда эта женщина засыпала, держа в руке коробок спичек, рука же по-прежнему лежала над гениталиями. Это указывает, что потенциально она была способна к быстро вспыхивающему сексуальному возбуждению и в то же время защищалась против такого возбуждения.
Когда руки сжаты в кулаки (поза "боксер"), это живо демонстрирует агрессивность и — враждебность. Один молодой человек, обычно спавший с скрытыми ладонями, сжимал их, однако, в кулаки во время визитов к родителям, чем весьма ясно демонстрировал свои чувства по отношению к своей семье. Как мы увидим в главе о сне вдвоем, руки и другие «малые» части тела выражают агрессивность или любовь в отношении спящего партнера.
Однажды моя пациентка, разведенная женщина, к своему удивлению узнала, что ее бывший муж собирается жениться на одной из ее лучших подруг. Ее реакция на эту новость проявилась в мире сна тем, что руки сжимались в кулаки, но таким образом, что большой палец всовывался внутрь между ладонью и остальными пальцами. Такой мнимый кулак показывал двойственность в ее отношении к собственной агрессивности. В дневной жизни она справлялась с ситуацией в точности таким же образом: испытывала обилуй гнев, но в то же время была неспособна их выразить, так как понимала, что не имеет объективных причин сердиться.
Поза "боксер".

Одна из моих пациенток, которой была удалена правая грудь (рак), изменила позу сна в двух отношениях. Раньше она спала в основном на правом боку, но после операции для большего физического комфорта повернулась на левый бок. Из-за психологической боли, которую она стала ощущать после операции, эта пациентка начала закрывать лицо руками — классический жест траура.
Все эти примеры показывают, как глубоко выразительны могут быть руки в мире сна. Во сне мы разыгрываем драму нашей жизни, используя вместо слов собственные тела, чтобы выразить радость и печаль, любовь и ненависть. В ночном мире каждый из нас средствами пластики рассказывает свою личную повесть.
 

Nelya de Giz

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:3.649
Реакции:0
Баллы:36
OЭкзотические позыO


В этой главе мы опишем экзотические позы, дающие дальнейшую демонстрацию того, до какой степени они выявляют основные отношения между людьми, а также отношение человека к различным жизненным ситуациям. Некоторые из этих поз редки, даже уникальны, другие, будучи более обычными, все же своеобразны в том или ином отношении.
Поза «страуса» — одна из наиболее часто встречающихся экзотических поз. Те, кто привык спать в этой позе (положив подушку на голову), очевидно, пытаются закрыться от трудностей жизни. Они выражают желание игнорировать, насколько это возможно, дневной мир, в надежде, что он просто улетучится. Необычной эту позу делает то обстоятельство, что уши человека закрыты (а они служат нам системой предупреждения в мире сна). Слуховое чувство не просто остается самым острым из всех во время сна, в действительности оно еще усиливается, особенно на стадии БДГ.
Во время бодрствования мы можем слышать звуки в диапазоне примерно от 35 до 130 децибелов (децибел — это единица, используемая для измерения различий в интенсивности звука). Разговор на расстоянии 12 футов имеет громкость 50 децибелов, гром — 70, транспортный шум в Нью-Йорк Сити — 80 и более, верхний предел — 130 — это самый громкий шум, который может выдержать человеческое ухо- этот уровень достигается усиленным звуком на концертах некоторых рок-групп.
Однако во сне нижний предел еще уменьшается, и ухо становится чувствительным к звукам, которые оно, как правило, не воспринимает во время бодрствования. Правда, как уже отмечалось, мы избирательно воспринимаем то, что слышим во время сна. Человек, живущий рядом с железнодорожной насыпью, будет «отсекать» металлический грохот, но мгновенно проснется от тихого звука, если кто-то балуется с дверным замком. Мы глухи к обычным звукам, но настороже по отношению к необычным, особенно если они связаны с опасностью. Важно, чтобы этот канал восприятия оставался открытым во время сна с целью самозащиты. Я никогда не встречал человека, который закрывал бы во сне уши руками. Следовательно, те люди, которые закрывают голову подушкой большую часть ночи, защищая уши, ярко демонстрируют, что они хотят защититься от требований дневного существования (аналогичное психологическое значение имеет использование ушных затычек). Для таких людей важнее зарыть голову в песок ночного сна, чем защитить себя от возможной опасности.
Поза "мумия".

Сходный смысл имеет поза «мумии», в которой человек пеленает себя покрывалом так плотно, что фактически остается всю ночь связанным. При этом покрывало натягивается и на голову — так люди символически прячутся от мира. Обычно они боятся конфронтации с дневным миром и склонны, например, на вечеринке удалиться в угол комнаты. Подобно упомянутому выше Человеку-конверту, который всегда помещает сигареты, спички и бутылку кока-колы со стаканом на ночной столик для создания чувства безопасности, люди, принимающие позу «мумии» во сне, часто проявляют потребность держать поблизости в течение ночи определенные предметы, важные для них в дневном мире. Это весьма напоминает египетских фараонов, которые требовали, чтобы с ними были похоронены их сокровища, — они должны сопровождать хозяина в путешествии по загробному миру.
Позу «сфинкса», как мы уже видели, чаще всего принимают дети, однако она встречается и у взрослых. Стоя на коленях и наклонившись, эти люди поднимают спину, буквально сопротивляясь миру сна. Когда сон берет свое, они склоняются на колени, но, подобно чемпиону по боксу, отказываются окончательно сдаться и принять горизонтальное положение. Некоторые дети остаются в этой позе часами и лишь потом переходят в нормальную позу или их приводят в нее обеспокоенные родители. У взрослых позу «сфинкса» часто принимают плохо спящие люди, которые хотят вернуться в дневной мир как можно скорее, чтобы продолжить свою борьбу с жизнью.

Поза "сфинкс".


Одна из моих пациенток привыкла спать в позе, которую мои друзья, наблюдавшие ее спящей, назвали позой «обезьяны». Она лежала прижав плечи к постели, а нижняя часть ее тела была несколько повернута и слегка скручена. Ее правая нога была перекинута через левую, защищая генитальную зону, причем нижняя часть ноги лежала свободно. Другая нога была вытянута полностью, как и руки, вскинутые над головой. Скрученное туловище и вскинутые конечности создают характерное «обезьянье» очертание позы.

Поза "обезьяна".

Поза «обезьяны» — одна из противоречивых. Руки в ней вытянуты как бы ища контакта, но гениталии защищены покрывающими их бедрами. Верхняя половина тела словно пытается принять «королевскую» позу, а нижняя — позу «полузародыша». Упомянутая молодая женщина и в дневной жизни проявляла подобное противоречие. Она постоянно искала сексуального контакта, но оказывалась неспособной установить открытые отношения с партнером. Она была очень чувствительной личностью, но уклонялась от полного выражения чувств. Поза «обезьяны» или какой-либо ее вариант часто принимается многими молодыми людьми на краткое время в течение ночи, когда они переходят от позы «полузародыша» к «королевской» позе или наоборот. Если же это просто переходная поза, ее значением можно пренебречь. Только тогда, когда эта поза принимается как предпочтительная на большую часть ночи, ей можно дать поведенческое истолкование.

* * *
Один из моих пациентов трудно засыпал с раннего детства. Беспорядочные мысли, проносившиеся в его мозгу, неумение отключиться от тревог внешнего мира не давали ему заснуть. В результате на следующий день он чувствовал себя слишком усталым, неспособным нормально учиться и работать. Чтобы избежать этих проблем, он нашел такую позу, которая облегчала переход в мир сна. Для этого брались две подушки: одна для головы, а другую он прижимал к груди и крепко обнимал руками. Тело его располагалось в позе «зародыша», — а правая рука была около щеки. Когда двух подушек под рукой не оказывалось (например, во время путешествия), он сооружал вторую импровизированную подушку из куртки или плаща.
Затем он обратился к гипнотизеру и постепенно перешел к новой тактике засыпания. В результате внушений гипнотизера, прослушиваемых с магнитофонной ленты, он, отходя ко сну, сперва ложился на спину, вытянув левую руку вдоль туловища. Но чтобы уснуть в этой, позе, правую руку держал не так, как внушал гипнотизер, а закрывал ею правый глаз. Он утверждал, будто это заслоняет ему часть мира, но в то же время держал левый глаз открытым, желая отвлечься от скачки тревожных мыслей.
Поза "циклоп".


Так лежал он до тех пор, пока комбинация предписанных ему снотворных таблеток и внушения магнитофонного текста не вводили его в сон. Я назвал это позой «циклопа». Интересно отметить, что, рисуя проективные фигуры (которые представляют собой «самоизображения» в психологических тестах), этот молодой человек оставлял не нарисованные зрачки, изображая только контуры глаз, уставившихся в мир.
Теперь, в ходе лечения, этот пациент стал менее беспокойным, а мир — менее угрожающим для него. В результате он уже не испытывал потребность держать, засыпая, один глаз открытым. Он был уже способен лучше контролировать поток своих мыслей и мог использовать другие, позы сна. В альфа-позе он стал лежать на спине, положив подушку на грудь. Когда же он чувствовал, что засыпает, то продолжал принимать в качестве омега-позы прежнюю позу «зародыша», оборачиваясь вокруг подушки-сердечника. Но то, что он теперь держал подушку на груди в готовности к переходу к омега-позе, указывает на растущую уверенность в своей способности уснуть. Таким образом, присущее ему сопротивление полной открытости по отношению к жизни, иллюстрируемое позой «зародыша», продолжалось, но благодаря прогрессу некоторых аспектов его личности экзотическая поза «циклопа» перестала быть необходимой. Мы еще раз можем видеть, как меняется поза сна со сменой образа жизни — в данном случае с помощью психотерапии.
Поза "голландка".

Другую позу с использованием подушки я называю «голландкой». «Голландка» — это длинная полотняная подушка в виде диванного валика, покрытая хлопковой наволочкой. Такие подушки на Дальнем Востоке ввели в обиход голландские колонисты. Поскольку полотно имеет низкую теплоемкость, оно долго не нагревается, и подушка охлаждает спящего, а хлопковая наволочка поглощает пот. Подушку обычно кладут вдоль кровати, а спящий обнимает ее как партнера (отсюда и название).
Для одного их моих пациентов общение с женщинами было весьма проблематично. Он рассказал, что до восьмилетнего возраста сосал свой большой палец, и, чтобы избавиться от этой дурной привычки, стал засовывать руку под подушку. Так он продолжал спать до 13–14 лет. Затем, побуждаемый сексуальным импульсом во время полового созревания, он начал перемещать подушку во сне все дальше и дальше в сторону от себя. Таким образом, роль подушки менялась от функции безопасности к функции любви. К 15 годам он спал на самой подушке, которую помещал под собой, вдоль тела, параллельно его продольной оси. Между 17 и 18 годами он прошел через защитный период особенно сильного отчуждения от женщин — и подушка, которая раньше обеспечивала ему комфорт в качестве заменителя объекта любви, теперь каждую ночь сталкивалась на пол, полностью отвергалась, сам же он лежал в «простертой» позе на опустевшей кровати. Наконец, в возрасте 20 лет он принял позу «голландки». Теперь он стал более зрелым и уверенным, и женщины уже свободно проникали в его фантазии. Подушка помещалась вдоль тела, параллельно ему, и он лежал, охватив ее одной рукой. Другая рука была вытянута вперед, покоясь на постели. Он больше не принимал «простертой» позы, а лежал на боку, правая рука обнимала подушку. Поза «голландки» позволила ему в фантазиях принимать партнера на кровати, хотя в реальной жизни у него все еще не было действительных контактов с женщинами. Позже, обсуждая сон вдвоем, мы увидим, что происходило с позой сна этого пациента, когда он наконец стал способен строить отношения с реальной женщиной.
Некоторые люди спят, зажав подушку между коленями. Эту позу часто объясняют тем, что в позе «сандвича» давление верхнего колена на нижнее причиняет боль, подушка же используется, чтобы ослабить это давление. Такая интерпретация, предлагаемая моими пациентами, кажется нам подозрительной. Возьмем, например, случай молодой женщины, которая начала спать с подушкой между коленями вскоре после замужества, когда она забеременела. Из-за увеличения живота ей стало неудобно спать в обычной для нее «простертой» позе, и она стала спать на боку, заявив при этом, что без подушки у нее болят колени. Однако при изучении ее биографии выяснилось, что с самого раннего возраста она ездила верхом на лошади. Ее отец, который был отличным наездником, начал брать дочь с собой на верховые прогулки вскоре после того, как она научилась ходить, — он сажал ее на лошадь перед собой. Позже она стала первоклассной наездницей. Во время беременности эта женщина чувствовала особую потребность в обеспечении безопасности. Поэтому во сне она приняла позу «всадника» — и ассоциация этой позы с отцом давала ей чувство безопасности и позволяла спокойно встретить перспективу родов. Эта поза оказалась настолько эффективной, что она продолжала в ней спать, хотя ее первая, да и следующая беременности давно уже в прошлом.
 

Nelya de Giz

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:3.649
Реакции:0
Баллы:36
* * *
Среди поз, зарегистрированных сотрудницей Адлера Сюзанной Шалит, особенно интересны две экзотические позы. Она описывает одиннадцатилетнего мальчика, который питал глубокий интерес к театру и обожал принимать театральные позы. Эта его театральность продолжалась и на ранних стадиях сна. Иногда он спал на спине, держа голову высоко, а руки — скрещенными за головой, колени его были подняты, а ноги — перекрещены. Я уже отмечал, что, согласно моему опыту, люди, связанные с театром, обыкновенно спят в «королевской» позе.
В позе этого мальчика поднятые колени и скрещенные руки производили еще более царственный эффект, чем обычно. В другое время он спал на боку, подпирая щеку рукой, а другую руку он располагал как бы подбоченясь. По всей видимости, он принимал ночную позу для театрального фотографа. Я прозвал это позой «актера». Мальчик поддерживал эту картинную позу несколько часов, а затем, релаксируя, переходил к более нормальной позе сна.
Поза "актер".

Замечательный случай, также описанный Шалит, относится к сорокалетней одинокой женщине, высокой миловидной блондинке, которая вышла из прусских военных кругов и научилась действовать как типичный юнкер. Она носила коротко остриженные волосы на военный манер, была всегда энергична, делала все быстро и точно. Когда она спала, то всегда была "на страже". Ее руки были вытянуты по бокам туловища. Она напряженно вытягивала шею, а подбородок втягивала. Даже пальцы ее ног были вытянуты насколько возможно. Я называю это позой «воина», она представляет для меня специальный интерес, потому что один из моих пациентов спал в позе, ее повторяющей, но с одним существенным отличием.
Этот пациент, мужчина тридцати с небольшим лет, значительную часть детства провел обучаясь в военной школе, живя в мире солдатской тренировки и подчинения. Он рассказал, что в детском и уже во взрослом возрасте был подавлен и даже терроризирован своим властным отцом, — это отразилось на позах сна. Он часто целую ночь спал сидя, держа руки по сторонам тела и вытянув ноги прямо перед собой. В данном случае верхняя часть тела принимала «военную» позу, а нижняя часть, начиная с бедер, ее нарушала, так что верхняя и нижняя части образовывали между собой угол почти в 90 градусов, и этим отвергались подчиненные, упорядоченные аспекты основной позы. В самом деле, из-за конфликтов с отцом в его характере происходила непрерывная борьба между самоутверждением и пассивным подчинением авторитету — борьба, которая затрудняла ему возможность прийти к определенным решениям или переменить свою жизнь.
Поза "воин".

То, что верхняя часть его тела нарушала нормальную горизонтальную ось сна, тоже весьма важно. Дело в том, что у этого пациента было много случаев хождения во сне, чаще всего для того, чтобы залезть в холодильник и есть все подряд. И все это во сне! После этого он часто возвращался — в постель и принимал экзотическую позу. Спал на правом боку, поддерживая голову рукой, согнутой в локте, приподнимая часть тела примерно на 30 градусов от горизонтальной плоскости постели. Я назвал эту позу позой «сибарита». Она имеет разительное сходство с позой, которую римские сибариты принимали на пирах."
Поза "сибарит".

Для этого человека поза «сибарита» имела двойное значение. Она не только имитировала позу приема пищи, но и могла также рассматриваться как частичное принятие «военной» позы, от которой он отказался. Раскинувшийся сибарит и дисциплинированный солдат, марширующий в строю, очевидно, не ладят друг с другом как личности. И в самом деле, этот молодой человек как в дневной жизни, так и в позе сна, был как бы зажат между этими двумя противоположными аспектами своей жизни.
Для лечения этого пациента по поводу сомнамбулизма и сидячей позы сна (и то и другое возникает на стадии 4 НБДГ-сна) я прописал ему лекарство, которое сокращает стадию 4 и способствует БДГ-сну, так что вместо «выхаживания» своих конфликтов он их «засыпал». Лекарство помогло, и он оставил эти экстремальные позы сна, но зато начал жаловаться на зажатость с правой стороны шеи. Его подруга заметила, что во сне он поворачивал голову вправо, выгибал тело и поддерживал такую позу почти всю ночь. Было видно, что во сне он все еще пытается принимать оборонительные позы, к которым прибегал раньше, но которые по большей части исключило лекарство. Чтобы избавиться от этого, оказалось достаточным все это просто ему объяснить.

* * *
Мне рассказали еще о нескольких экзотических позах. В отношении некоторых из описанных ниже случаев я не располагаю подробной информацией о лицах, к которым они относятся- поэтому остановлюсь на них лишь кратко и предложу возможное объяснение этих поз на основе моего клинического опыта.
Одна из таких поз — поза «горы». Человек лежит на спине, одно или оба колена подняты, подобно холму или горе в центре постели. Как мы знаем, «королевская» поза — показатель чувства безопасности и самоодобрения. Однако поднятое колено нарушает основную конфигурацию, в том числе ее горизонтальную ось. Зато гениталии в этой позе гораздо лучше защищены, чем в обычной «королевской». Индивидуум как бы говорит: "Я — особая личность, и путь к интимным отношениям со мной не будет легким. Вам придется взять определенную высоту и доказать, что заслуживаете этого". Высокая самооценка здесь подчеркнута, но открытость и «дающие» аспекты «королевской» позы смягчены.
Женщина, которая противилась сексуальным отношениям с мужчиной (мужем), спала в позе «гимнаста» — как если бы ее тело в темноте стремилось занять сидячее положение. Она помещала за спиной подушку и спала более или менее сидя, делая тем самым невозможной для мужа, спящего в позе «полузародыша», физическую близость с ней. С течением времени она все больше и больше садилась во сне, все сильнее удаляясь от мужа. В конце концов она купила специальную подушку, поддерживающую ее сидящей с прямой спиной, так что получилась оборонительная поза сна.
Другая женщина тоже спала сидя, но совсем в другой позе. Ее ноги были сложены почти как в позе лотоса (одна из основных в йоге). Но вместо того чтобы отклониться назад на подушку, она сгибала верхнюю часть тела вперед, а голову склоняла к коленям. Я называю эту позу «моллюск». Она, по-видимому, указывает на сложную, хотя не обязательно конфликтную, индивидуальность. Развернутые в коленях ноги оставляют открытыми гениталии, но склоненное над ними тело демонстрирует очевидное стремление к самозащите.

Поза "моллюск".


Еще одна женщина спала на спине, полностью вытянувшись, держа левую руку с навернутой на ней простыней около подбородка. Вторая рука помещалась над головой, ладонь была сложена в виде чаши, обращенной вверх. Эта поза «кошки» имеет отношение к позе «боксера», причем зажатая в руке простыня говорит об оборонительной тенденции. Правая рука не сжата в кулак, а частично открыта, и пальцы разведены, как бы приготовившись царапать.
Поза "морской звезды" — это один из вариантов основной «королевской» позы. Человек лежит на спине, но руки и ноги его широко раскинуты. В результате из позы самоуважения ("королевской") эта поза становится самовозвеличивающей, демонстрируя потребность контролировать пространство постели, хотя такая функция обычно ассоциируется с «простертой» позой.
Поза «бабочки», в свою очередь, представляет собой вариацию позы «сфинкса». Одна молодая женщина, танцовщица по профессии, рассказала о своей привычке спать в такой позе: лежа на животе, руки широко разведены, спина слегка приподнята. Ноги при этом развернуты, подобно крыльям, и она как бы готова взлететь. Руки, раскинутые над головой подобно антеннам, отражают ищущую натуру в повседневной жизни, где ее постоянно интересовали новые люди и новые профессиональные возможности.
Поза "кошка".


Позу «реверса» я встречал весьма часто. Поза, в которой ноги находятся на подушке, а голова — в ногах кровати, наглядно иллюстрирует «перевернутый» способ существования. Как мы увидим в следующей главе, эта поза имеет специальное значение в случае сна вдвоем.
Интересно отметить, однако, что при определенных обстоятельствах поза «реверса» оказывается вполне нормальной.
В Европе крестьяне часто предпочитали спать с ногами на подушке благодаря народному поверью, что их ноги проделали основную часть дневной работы и поэтому заслуживают особого комфорта ночью. Выпущенный в 1944 году отчет о привычных позах сна среднего класса американцев сообщает о факте, что во времена, когда не было кондиционеров, многие люди в жаркую ночь спали в позе «реверса», поскольку ощущали при этом больше прохлады.
Одна из редчайших поз — «свастика». В ней человек лежит на животе, одна рука вытянута над головой, а одна нога согнута в колене. Из всего моего опыта общения только два человека сообщили, что спят в позе «свастики». Однако врачи и специалисты по сну рассматривают ее как физически самую комфортабельную. Фактически большинство реклам матрасов изображают людей, спящих в этой позе, поскольку она ярко отражает впечатление релаксации и комфорта.
Поза "свастика".


Тот факт, что она столь редка в реальной практике, — это еще одно важное свидетельство того, что позы, выбираемые нами для сна, не столько диктуются физическим комфортом, сколько отражают наш личный образ жизни. Экзотические, искаженные и часто неудобные позы, иногда принимаемые телом в темноте, дают поразительное видимое свидетельство образа жизни, выбираемого людьми. Безотносительно к физическому удобству тело настойчиво выражает всю личность — структуру ее отношений с внешним миром, привычные формы защиты, скрытые в глубине души конфликты. Когда наша жизнь искривлена, тело в темноте будет буквально связываться в узлы, выражая повороты и изгибы нашего бытия.
И человек оставит экзотическую позу (развяжет узлы) только тогда, когда он преуспеет в развязывании личных конфликтов, которые столь красноречиво отражают его позы во сне.


СОН ВДВОЕМ
Чем больше я узнавал о позах сна, тем яснее становилось, что две личности, ведущие совместную жизнь, своими позами выражают отношение друг к другу. Позы, принимаемые человеком в одиночку, рассказывают одну историю, но когда этот же человек вступает в связь с другим, на предпочитаемую им позу будет влиять присутствие в постели (как и в дневной жизни) другой уникальной личности.
Мир сна во многих отношениях очень индивидуален, но большинство из нас разделяет постель с другим человеком. Даже когда нам снятся сны, руки, ноги, грудь или ягодицы будут приходить в успокаивающий контакт с теплым телом мужа, жены или любовника, с которым мы путешествуем через нашу общую жизнь. Наш личный, индивидуальный опыт в мире сна остается нашим собственным независимо от того, спим ли мы в одиночестве или с партнером, — но телесная картина отношений двух спящих партнеров многое говорит об удовлетворениях и разочарованиях, о радостях и переживаниях их дневной жизни. Даже во сне мы используем наше тело, чтобы что-то сообщить или выразить наши чувства по отношению к партнеру.
В начале своих отношений люди чаще всего принимают так называемую позу «ложки». Оба партнера находятся в позе «полузародыша», угнездившись один за другим, как ложки в ящике: они лежат на одном и том же боку, в одном направлении, причем гениталии лежащего сзади обычно прижаты к ягодицам партнера. Часто партнер, лежащий сзади, держит переднего, поместив руки на его грудь, живот или гениталии, выражая этим нежность или чувство обладания. Ноги пары могут быть переплетены, показывая желание слиться воедино. Или, возможно, лежащий сзади партнер, выражая чувство обладания, кладет ногу сверху на ноги другого.
Поза "ложки".

В нашем обществе, где доминирует мужчина, обыкновенно именно он лежит в период засыпания сзади. Если женщина лежит позади мужчины, это может указывать на защищающий или воспитывающий подход или просто на то, что женщина оказывается более дающей, чем мужчина, и лежит сзади для того, чтобы было легче обнимать его во сне. В течение ночи, в медленном движении к рассвету пара обычно принимает позу, зеркально отображающую изначальную позу "ложки".
Когда один из них или оба устают спать на одном боку, они переворачиваются тандемом, не просыпаясь. В большинстве случаев, кто бы ни начал движение в новую позу, другой последует этому движению синхронным образом, так что пара как бы исполняет грациозный ночной танец.
Поза «ложки» создает условия для максимальной физической и эмоциональной интимности во сне. И она часто имеет заметную эротическую окраску. Качество сексуальной интимности и открытости пары может выражаться положением рук или ног. Когда партнер, лежащий сзади, привычно кладет руку на гениталии другого, этим ясно демонстрируются особенно интенсивные сексуальные отношения. Иногда в ходе ночи его рука совершает мастурбационные поглаживания — особенно в связи с БДГ-периодом, с характерным для этого периода набуханием гениталий. Эта процедура, начинающаяся, когда пара еще плывет в мире сна, может постепенно вызвать возбуждение, разбудить партнеров и инициировать сексуальные действия.
Нежность чувств может быть выражена и прикосновением к груди. Если рука обхватывает живот партнера, то это, очевидно, более нейтральное расположение: обнимающая рука поддерживает близость объятия, но избегает контакта непосредственно с сексуальными областями.
Поза «объятия», принимаемая иногда партнерами, исключительно любящими друг друга, — это поза крайней телесной интимности во сне. Партнеры лежат на боку, лицом к лицу, крепко держат руками друг друга, как бы сливаясь в одно существо.
Хотя «объятия» не так распространены, как «ложки», эта поза часто встречается в начале интенсивных отношений, а в редких случаях она поддерживается годами. Недавно я присутствовал на семейной вечеринке, где моя племянница и ее муж подошли, чтобы рассказать мне о том, как они спят. Все сорок лет совместной жизни они всегда спали лицом к лицу, держа друг друга в объятиях. Я немедленно пожал им руки и поздравил со столь прочной близостью в браке!
Мои поздравления были вполне уместны, поскольку в большинстве браков или сожительств партнеры имеют тенденцию «дрейфовать» друг от друга, подобно континентам, открывая физический промежуток между собой. Партнеры могут спать в позе «объятия» в начале совместной жизни. Затем, через несколько месяцев, они принимают позу «ложки». Примерно через пять лет, продолжая спать в позе «ложки», они уже не будут находиться в столь тесном контакте друг с другом. Между ними открывается узкий «зазор», хотя определенный контакт поддерживается касанием руки, колена или ступни.
Тенденция ко все большему разделению обычно продолжается в течение многих лет. Приобретаются кровати большого размера, чтобы обеспечить большую дистанцию между партнерами. Эта перемена, которая обычно следует примерно через десять лет, часто сопровождается и дальнейшим изменением самой позы, сна. На этой стадии оба партнера обыкновенно спят спинами друг к другу. При этом могут сохраняться некоторые остатки нежного контакта, особенно посредством ног. Один или оба партнера могут принимать предпочтительную для них базовую позу, например «простертую», которую из-за недостаточной ее физической интимности он или она избегали в ранние годы брака.
После пятнадцати лет совместной жизни может быть сделан следующий шаг — «голливудская» постель с двумя индивидуальными матрасами, отдельными комплектами простынь и одеял, и контакт между партнерами приобретает весьма условный характер. Иногда используют две кровати, между которыми ставится лампа. Наконец, если позволяет площадь, супруги могут спать в отдельных спальнях, разделенных общей ванной, двери которой открываются на обе стороны. И если только ярко разгорится половой стимул, они найдут друг друга в ночи.
Важно понять, что такое непрерывное уменьшение телесного контакта во сне не обязательно говорит о каком-то эмоциональном разрыве между партнерами. Это означает, что партнеры достигли большой взаимной уверенности в своих отношениях и вполне способны выносить физическое разделение во сне, не испытывая соответствующего чувства эмоционального отчуждения. В конце концов, физический контакт и эмоциональная связь — это не одно и то же. Так, в переполненном лифте присутствует максимум физического контакта и минимум эмоционального взаимодействия. При долгих отношениях партнеров может быть максимум взаимного эмоционального отклика и близости, даже если они спят в разных комнатах. Конечно, в таких браках продолжаются выражения физической интимности, но в основном непосредственно через любовные игры и коитус.
С другой стороны, есть случаи, когда ослабление интимности во сне может быть знаком эмоционального раскола, ослабления и даже исчезновения любви и взаимной заботы. Например, если тот или иной партнер начинает отодвигаться в изолированный угол кровати после женитьбы, это может быть сигналом ухода любви. В норме на этой стадии желание и потребность в физическом контакте должны находиться в высшей точке, поскольку физическая и эмоциональная близость наиболее нежно сплетаются именно в первые годы отношений пары.
Можно с уверенностью утверждать, что резкое или драматическое изменение в ночных отношениях пары неизбежно отражает столь же внезапное изменение в их дневных отношениях. Мужчина, который спал в позе «ложки», в тесном контакте с женой первые три года своего брака, а потом вдруг начал ночь за ночью спать в дальнем углу кровати спиной к жене, этим говорит ей, что вообще удаляется от нее. Этот тип изменений, который я называю "маневр охлаждения", как бы означает: "Не приближайся ко мне". Пара больше не двигается в ночи тандемом, каждый из партнеров занимает свою собственную территорию в пространстве постели. Иногда отвергаемый партнер будет стараться придвинуться ближе к другому, пытаясь растопить холод и восстановить контакт. В следующей главе "Любовь и ненависть во сне" мы увидим, что происходит, если один человек «дотягивается» до другого в мире сна, пытаясь воссоединить поделенные территории.
Внезапное использование "маневра охлаждения" резко контрастирует с нормальной тенденцией к постепенному разделению в мире сна, которого можно ожидать в любом здоровом браке. Обычно такое взаимное удаление — процесс медленный. Через несколько лет после женитьбы пара может принимать позу «ложки» как альфа-позу, а затем, засыпая, перейти в две разные, менее тесные омега-позы. Первоначальная поза «ложки» устанавливает у партнеров чувство взаимной безопасности, необходимое для того, чтобы заснуть, тогда как омега-поза придает их сну больше индивидуальности. В разные моменты путешествия через ночь (особенно в связи с возбуждением в повторяющиеся БДГ-периоды) партнеры могут снова сближаться.
Итак, естественное развитие сна вдвоем — это медленно развивающийся процесс. Изменения не совершаются в одну ночь, они происходят в течение ряда лет. И даже после принятия новых поз сна будут происходить эпизодические возвращения к прежней физической близости. Партнеры, находившиеся в браке десять лет и теперь спящие обычно спинами друг к другу, могут по особо радостным случаям принимать позу «объятия» в качестве альфа-позы, демонстрируя проснувшуюся страсть и восстанавливая романтические чувства ранних лет их совместной жизни.
Излюбленные позы сна, привычные характерологические позы, которые каждый из нас усваивает в молодые годы, часто не проявляются явно в начале любовных отношений или брака. Жена может неуклонно предпочитать "королевскую'" позу, когда спит одна, а муж может обычно принимать «простертую» позу. Но в начале совместной жизни их эмоции и все устремления прочно связаны. Поэтому, принимая вместе позу «ложки», они выражают языком тела в мире сна новую ориентацию своих дневных жизней. Их тела привержены друг другу в темноте точно так же, как их дневная деятельность, дневные надежды и желания переплетаются между собой.
Вместе с тем в разные моменты ночи тот или другой партнер может временно вернуться к той омега-позе, которая была для него основной раньше. И эта тенденция возрастает со временем. Когда близость пары полностью установлена и носит менее познавательный характер, когда ослабляется интенсивность их сосредоточения друг на друге, весьма вероятно появление обновленного чувства индивидуальности у каждого партнера. В результате каждый партнер начинает выражать свое чувство «я» в мире сна, принимая позу, предпочитаемую раньше, хотя она и не дает столь тесного контакта, как поза «ложки». В это время они сохраняют контакт более тонким способом, например касанием рук и ног, так, чтобы эмоциональные токи свободно перетекали от одного партнера к другому.
Конечно, самый прямой путь установления такого контакта во сне — это руки, иногда просто касания ими: даже кончик пальца поддерживает связь. Но рука может и удерживать ту или иную часть тела партнера. Обхватывающая рука может демонстрировать стремление к обладанию, требовательность или даже агрессию — один партнер держит другого в руках в буквальном смысле слова. Если рука лежит под мышкой или между бедрами партнера, то это может выражать потребность «повиснуть», демонстрируя зависимость и неспособность отпустить партнера из-за неуверенности, связанной с разделением.
Нередко партнеры, боясь казаться слишком напористыми, используют для касания не руки, а другие части тела. Робкий человек, желая контакта со спящим рядом партнером, может касаться его пальцами ног, пятками или коленями. Такое касание выглядит более «неумышленным». Ягодицы допускают контакт большей поверхности, но этот контакт имеет определенную степень «косвенности», поскольку он не выглядит "целенаправленным".
Большинство партнеров прекрасно осведомлены об излюбленных омега-позах друг друга и зачастую весьма быстро реагируют на привычки другого, связанные со сном. Если оба спят в одной и той же основной позе, иногда возникают проблемы, кому на какой стороне кровати спать — скажем, на левом боку в позе «полузародыша», лежа на краю с незакрытым обзором. Кто-то из них, будет вынужден уступить и спать позади другого или спать на правом боку и лежать на второй, «нелюбимой» стороне кровати.
Люди, спящие с широко раскинутыми руками, как бы они ни располагались — на спине, животе или боку, — неизбежно занимают ненормально большое пространство постели. Их попытка доминировать в постели, как и в пространстве их совместной жизни, может создать трудности, если партнер не склонен из чувства благородства или подчиненности принять более ограничительную позу. Конечно, те, кто спит в позе «зародыша», могут быть вполне счастливы, если их постель и их жизнь контролируются партнером. Но человек, спящий в «простертой» позе, вряд ли будет доволен попытками партнера завладеть пространством его сна.
Наибольшее неприятие (со стороны тех, кто в ней не спит) вызывает «королевская» поза. Немало пациентов рассказывали мне о своих огорчениях при виде партнера, лежащего ночью рядом на спине. Казалось, они чувствовали чрезмерную самоуверенность и ощущение превосходства партнера, выраженное «королевской» позой. И порою могла возникнуть раздраженная реакция: на каком основании ты считаешь себя таким великими?
Когда между партнерами происходят разногласия, они неизбежно отражаются на позах их совместного сна. В то время как этот факт игнорировался исследователями сна и сексопатологами, он интуитивно признавался многими писателями и драматургами. Например, в «Улиссе» Джеймс Джойс пишет, что Леопольд Блум спал головой к изножью кровати, положив ноги на подушку, тогда как его жена Молли спала в нормальной позе, головой на подушке. Поза «перевертыша», принимаемая Блумом, идеально выражает его отношения с женой: в это время они путешествовали по жизни в противоположных направлениях. Действительно, индивидуальное путешествие Блума уносит его в навязчивый, перевернутый мир Найттауна, через который он пробирается подобно несчастному лунатику.
Когда человек спит в позе «перевертыша» или какой-то другой необычной позе, это может создавать дополнительные трудности сна вдвоем. Я уже упоминал в начале книги о женщине, которая спала по диагонали.
Одна из моих пациенток могла заснуть только на боку в позе «зародыша», поджав колени к под бородку и засунув руки между коленями, вдобавок ей необходимо было прижать колени и нижние части ног к груди мужчины, с которым она спала. Только при наличии такого «приклеивающего» контакта, в котором она становилась почти что придатком мужчины, вроде почки на растении, она была в состоянии уснуть. Позже, когда эта пациентка начала следить за своими ощущениями в процессе лечения, она приобрела способность засыпать в более нормальной, наполовину вытянутой позе, но все еще лицом к мужчине, причем теперь ее правая нога закидывалась к нему на грудь. Она все еще удерживала его, выражая потребность в обладании. По мере дальнейшего улучшения состояния она стала спать в «простертой» позе и, наконец, становясь все более независимой в своей жизни, остановилась на двух и, омега-позах: спала либо на спине, либо на левом боку в позе «полузародыша».
Другой мой пациент до начала лечения спал в позе «полузародыша». Во время сна с очередной подругой он всегда поворачивался к ней спиной, как бы говоря: "Не беспокой, не трогай меня". На личную жизнь этого человека сильное влияние оказала исключительно плотная опека матери, которая в конце концов подчинила его полностью как физически, так и эмоционально. Она постоянно его обнимала, прижимала к себе, а у него недоставало сил освободиться от материнской хватки. Чтобы как-то защититься, он пассивно уходил в себя. Этот уход проявился в позе его сна и в отношении к молодой женщине, с которой он спал. По мере того как в процессе лечения в нем развивалась уверенность в себе, он стал спать в «простертой» позе, в большей степени открылся миру, но все еще ощущал сильную оборонительную потребность.
Когда наступило дальнейшее улучшение, он начал спать на спине, демонстрируя растущую открытость, терпимость к эмоциональным контактам и способность отдавать себя. Он приобрел интерес к более интимным физическим контактам во время сна с молодой женщиной, с которой жил наконец он достиг такой стадии, когда позволил ей класть голову на его грудь или плечо. Эта поза была свидетельством драматических изменений в первоначально тщательно охранявшем себя и эмоционально вооруженном молодом человеке. Правда, их отношения, по некоторым причинам, не смогли поддерживаться длительное время.
Впоследствии он вступил в связь с другой женщиной, которая, по иронии судьбы, оказалась такой же погруженной в себя, каким был когда-то он. Они спали на водяном матрасе, чтобы повысить физическую интимность, но в мире сна она отдалялась от него. Он хотел, чтобы она спала положив голову ему на грудь, как это делала его предыдущая подруга. Но в ее неразвитом эмоциональном состоянии она не могла уснуть иначе, как свернувшись в углу постели спиной к нему, чтобы он ее не касался. Другими словами, на этом этапе своей жизни она вела себя в мире сна как раз так, как и этот молодой человек в начале лечения. В действительности женщина обычно ждала, пока он уснет, а затем потихоньку вставала и шла спать в свою постель. Глубокое разочарование такими отношениями с подругой оказалось слишком сильным для молодого человека, и через некоторое время он с ней порвал. В процессе лечения, когда он научился открывать себя эмоциональным контактам, он стал понимать значение поз сна и признал, что в этой женщине было беспокоящее эхо его прежних проблем.
Другая пара обратилась ко мне по поводу определенных осложнений их жизни в браке. Муж, который привык спать на животе, обнаружил, что постепенно сползает вниз, как бы высвобождаясь из супружеской постели.
Этот маневр зашел настолько далеко, что в конце концов муж оказался у подножия постели, свесившись с края, так что лишь верхняя половина тела оставалась на матрасе. Выдвигаясь боком, подобно крабу, из постели, он точно иллюстрировал то, что происходило в реальной жизни: его конфликты с женой нарастали, у него развивались все более негативные чувства, связанные с их отношениями, и он дошел до внебрачных связей.
Естественная история сна вдвоем продолжается даже и тогда, когда партнеры разъединяются. В феврале 1976 года в интервью «Ньюсуик» комедийный актер Джордж Берне рассказывал о своем тридцатидевятилетнем браке с покойной Грацией Аллеи: "В последние несколько лет жизни Грации мы спали на сдвоенных кроватях, так как у нее было больное сердце. После ее смерти оказалось, что я вообще не могу заснуть. Наконец, в одну из ночей я забрался в ее постель, и это помогло". Эта история соответствует общему правилу для сна вдвоем: если один партнер отсутствует (из-за развода, смерти и просто долгой деловой поездки), остающийся почти неизменно проскальзывают в ту часть постели, которая была раньше занята другим партнером.
Объяснить такое поведение несложно. Когда два партнера существовали как пара, каждый из них чувствовал как бы силу обоих, и это давало (им особое, двойное чувство безопасности, когда они пускались каждую ночь в путешествие по миру сна. Но когда партнер уходит, оставшийся чувствует себя уязвленным и покинутым и пытается создать такой мир сна, который восстанавливает прежнюю безопасную ситуацию. Такое восстановление может, конечно, распространяться и за пределы мира сна, так что индивидуум перенимает манеры и даже стиль одежды утерянного партнера.
Случай с одной из моих пациенток демонстрирует, как глубоко может влиять на сон разлука и связанное с ней ощущение потери. Этой женщине показалось во сне, что муж собирается ее покинуть. Ей приснилось, что он заставил ее повиснуть в опасной зоне на гвозде, вбитом в стену. Балансируя на гвозде, она вдруг поняла, что не может больше удержаться, и начала падать. Сразу же после этого сна женщина настояла на том, чтобы поменяться с мужем местами в постели. Ей казалось, что, заняв его сторону постели, она может занять и более надежное место в его жизни.
Когда они действительно разошлись, она продолжала спать на той стороне постели, которую узурпировала у мужа. Но в ее позе произошла еще одна перемена. Раньше она спала в «простертой» позе, повернув голову к окну, а теперь повернулась лицом к двери, как бы ожидая скорого возвращения мужа.
Глава VIII ЛЮБОВЬ И НЕНАВИСТЬ ВО СНЕ
Большинство людей не может хорошо спать в одной постели с другим человеком, если между ними нет какого-то чувства любви. Чтобы войти в мир сна, пуститься в ночное путешествие, нам необходимо чувство безопасности. Если мы не доверяем партнеру, с которым разделяем постель, этой безопасности (возникающей не просто из физической близости, но также из эмоциональной интимности) будет скорее всего трудно достигнуть.
Любовь в мире сна тесно связана с сексом — эта связь столь же давняя, как и сам человеческий род. Сексуальное разрешение может быть достигнуто и с незнакомым человеком, но полнота любовного опыта включает как желание, так и нежность. Партнеры могут страстно обнимать друг, друга в течение всей ночи, даже если их упрямое взаимное сексуальное желание уже удовлетворено.
В сущности, сексуальность и сон столь тесно связаны, что многие люди, и мужчины и женщины, находят трудным войти в мир сна, если они сначала не имели сексуальных отношений. На протяжении ряда лет я встречал случаи настоятельной, просто навязчивой, потребности к половому акту как предварительному условию сна. Эта потребность встречается, конечно, не только у постоянных партнеров. У одиноких или отвергнутых индивидуумов весьма распространена привычка мастурбировать перед сном. Если человек, развивший у себя привычку к определенной сексуальной активности как условию засыпания, вступает в связь с партнером, который не разделяет его склонности, это может привести к довольно серьезным проблемам. Например, мужчина, для которого секс стал условием засыпания, может быть больше заинтересован в своем собственном удовлетворении, чем в удовлетворении желаний партнера, и тогда секс станет актом не любви, а эгоизма. Если же отношения секса и любви я паре каким-то образом нарушены и попытка их установить приводит к неполному сексуальному освобождению (разрядке), чувство разочарования
 

7Selena7

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:141
Реакции:0
Баллы:0
Улыбнуло одно выражение" на спине спят царицы, на правом боку богини, на левом принцессы, на животе грешницы. Всю ночь кручусь , не могу определиться")

Спасибо за хорошую тему!

С ув.
 

Emili999

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:1.438
Реакции:1
Баллы:0
Спасибо за тему! По теме добавлю, что если ОЧЕНЬ сильно устану, то легко могу заснуть в любой из этих поз))
 

Sole

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:56
Реакции:0
Баллы:0
Спасибо за статью. Читать было интересно.
У меня правда обычно смесь-мумии,простертой и кошки. Но сон хороший))))
 

Алиса Дымка

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:122
Реакции:0
Баллы:0
7Selena7 пишет:Улыбнуло одно выражение" на спине спят царицы, на правом боку богини, на левом принцессы, на животе грешницы. Всю ночь кручусь , не могу определиться")

С ув.

Selena, та же самая история =)))
 

Ветла

Well-Known Member
Регистрация:20 Апр 2013
Сообщения:49
Реакции:0
Баллы:0
спасибо за тему, она придала позитива в мой вечер. по теме: и правда, в большинстве случаев сна с супругом: я сплю на спине, а он на боку, при этом я настоятельно рекомендую отворачиваться от меня))) а если по какой то случайности он поворачивается на спину во время сна, то я просыпаюсь и разворачиваю его на бок. не даю парню раскрыться!:)
 

Personalize

Сверху Снизу