Шумеры. Забытый мир

Unagdomed

Administrator
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:25.506
Реакции:3
Баллы:36
Память о Шумере и шумерах умерла тысячи лет назад. О них не упоминают греческие летописцы. В доступных для нас материалах из Месопотамии, которыми человечество располагало еще до эры великих открытий, мы не найдем ни слова о Шумере. Даже Библия говорит о халдейском городе Уре. Ни слова о шумерах!

Любопытный факт! К числу наиболее древних поселений принадлежит открытое в 1948 г. экспедицией Роберта Брейдвуда поселение в Калат Джармо, возникшее, по-видимому, в VII тысячелетии. Оно находилось приблизительно в 50 км к востоку от города Киркук, в северной части Месопотамской равнины, между реками Нижний Заб и Дияла. Глиняных сосудов здесь не обнаружено - должно быть, их еще не умели делать. Зато найдено множество глиняных фигурок животных, благодаря которым стало известно, что жители Джармо уже одомашнили собак, свиней, коз и овец. Между камнями, служившими жерновами, сохранилось зерно. Однако, поскольку каменные мотыги не обнаружены, ученые полагают, что жители Джармо еще не умели обрабатывать землю, а лишь собирали дикорастущие злаки. Но разве мотыга не могла быть деревянной?.. Глиняные статуэтки богини-матери свидетельствуют о существовании уже зачатков религии. Методом радиокарбонного анализа установлено, что поселение в Джармо возникло не позднее 4750 г. до н.э.

При раскопках в Уре в самых глубоких слоях были обнаружены следы поселений второй половины V тысячелетия. Существует некоторое сходство в отделке глиняных сосудов, найденных в ранних слоях Эреду, и сосудов из Телль-Халафа, но различий между ними значительно больше. Глиняные изделия обнаружены непосредственно над "девственным" слоем, т.е. над чистым песком. В Эреду найдены не только сосуды, орудия, оружие и предметы повседневного обихода, но и руины небольшого храма, построенного из высушенного на солнце кирпича и относящегося к наиболее раннему периоду поселения. Этот храм, первый из четырнадцати (если не семнадцати) доисторических святилищ, возводившихся один за другим на одном и том же месте следующими друг за другом поколениями зодчих, считается древнейшим в этом районе земного шара.

Поселение Телль-эль-Обейд, некогда располагавшееся на берегу Евфрата, возникло, по-видимому, на рубеже V и IV тысячелетий до н.э. Влияние обейдской культуры простиралось далеко за пределы южной части долины Двуречья. Поселения с культурой такого типа, имеющей сходство не только керамических изделий и орудий, но и способов погребения, обнаружены в окрестностях Мосула. Ученые выявили признаки общности культур Эль-Обейда и некоторых поселений, расположенных на Иранском нагорье и даже в долине реки Инд. Так, в эпоху культуры Эль-Обейда население Южной Месопотамии изготовляло бусы из лазурита и украшения из зеленого полудрагоценного камня амазонита. Эти камни в Двуречье не добывались, а ввозились: амазонит - из центральных районов Индии или Забайкалья, а лазурит - из Центральной Азии. Следовательно, торговые связи древнейшего населения Южной Месопотамии были географически очень широки.

Большинство ученых утверждают, что именно в эпоху расцвета культуры Эль-Обейда, т.е. во второй половине IV тысячелетия, в Месопотамии появляются шумеры - народ, который в более поздних письменных документах называет себя "черноголовыми". Откуда и когда, в какую эпоху пришли шумеры - вот главная, трудная и, как утверждают многие исследователи, неразрешимая загадка. Мнения ученых по этим вопросам чрезвычайно противоречивы и совпадают теперь, пожалуй, лишь в одном: шумеры - народ пришлый. Как происходило завоевание Месопотамии, откуда, когда, каким путем "черноголовые" пришли в Двуречье?..

Бесспорно одно: это был народ, этнически, по языку и культуре чуждый семитским племенам, заселившим Северную Месопотамию приблизительно в то же время или немного позднее. Многолетние поиски более или менее значительной языковой группы, родственной языку шумеров, ни к чему не привели, хотя искали повсюду - от Центральной Азии до островов Океании.

Тот факт, что в древнейшую эпоху на территории Месопотамии существовали культуры различного типа, как сходные, так и непохожие одна на другую, бесспорно, означает, что здесь жили различные группы народностей. Многое говорит за то, что шумеры пришли в Месопотамию с юга, со стороны Персидского залива. Необходимо отметить, что большинство известных нам древнейших городов имеет нешумерские названия. А поскольку эти города возникли в глубочайшей древности, напрашивается вывод, что нешумерские названия - это названия дошумерские.

Свидетельством того, что шумеры пришли с гор, является их способ постройки храмов, которые возводились на искусственных насыпях или на сложенных из кирпича или глиняных блоков холмах-террасах. Едва ли подобный обычай мог возникнуть у обитателей равнин.

Изучив большое количество гончарных изделий, исследовательница Ж.Оатс установила общность ряда декоративных мотивов и т.п., тем самым доказав преемственность культур начиная от эпохи Телль-эль-Обейда. Не менее убедительным доказательство следует считать общие для отдельных культур, начиная с культуры Телль-эль-Обейда, особенности культовых сооружений (центральный двор святилища, окруженный вспомогательными помещениями- стоящий свободно жертвенный стол- предметы культа, закопанные поблизости от алтаря- украшения на фасадах храмов). Храм, раскопанный в VI слое Эреду, мало отличается от храма эпохи Урука, построенного несколькими столетиями позже. Он стоял на платформе, под которой видно не менее пяти прямоугольных сооружений, образующих ступени той же платформы. Воздвигая новый храм, жители Эреду не только использовали развалины старого, но и поднимали уровень платформы так, чтобы стены старого храма оказались в пределах нового сооружения. Это заставляет думать о существовании устойчивых религиозных верований и о том, что последующие поколения стремились уберечь от разрушения и сохранить более ранние культовые здания. Культура Эль-Обейда имеет и другие общие черты с культурами, которые принято считать доисторическими, шумерскими. Это ритуальные сосуды, принесение рыбы в жертву богам, терракотовые кадильницы, использование символа змеи.

Археологический материал, найденный при раскопках в храмах Эреду и Лагаша (а по последним данным, и в других городах-государствах), свидетельствует о том, что жители Месопотамии приносили в жертву богу Энки не зерно или мясо, что было бы естественно для земледельцев и скотоводов, а рыбу!

Вот что гласит "Царский список": "После того как царственность низошла с небес, Эреду стал местом царственности". Записанный спустя несколько веков миф рассказывает, что здесь находился дворец бога Энки, воздвигнутый на дне океана. Ни один бог, кроме Энки, не имел туда доступа. В первозданном океане построил добрый Энки город Эреду и вознес его над поверхностью вод так, что он "засиял, подобно высокой горе". Омываемый пресными водами, этот город являлся собственностью бога Энки, который охранял и его жителей. Это был священный город. Паломники продолжали посещать его и после того, как в небесной иерархии произошли перемещения и бог Энки отошел на второй план, уступив первенство своему брату Энлилю.

Необычная судьба выпала на долю расположенного поблизости от Эреду Эль-Обейда, где имелся старинный храм и где, как предполагают археологи, было запрещено находиться простым смертным. По всей видимости, здесь жили только жрецы, обязанные заботиться о храме и принимать на вечный покой знатных людей из Эреду, Ура и других городов.

Раскопанный среди развалин Урука небольшой участок мостовой из необработанных известняковых блоков представляет собой древнейшее каменное сооружение Месопотамии. Здесь же обнаружено древнейшее, если не самое древнее, искусственное возвышение, на каких в Двуречье строились храмы. Стоявший на нем храм бога Ана, сложенный из известняковых блоков, археологи назвали "Белым святилищем". Внушительные размеры (80х30 м), совершенство архитектурной формы, сводчатые ниши, обрамляющие внутренний двор с жертвенным столом, стены, ориентированные на четыре стороны света, лестницы, ведущие в алтарь, - все это делало храм настоящим чудом архитектурного искусства даже в глазах искушенных археологов.

Другие шумерские города той эпохи с точки зрения материальной культуры и архитектуры мало отличались от Урука. В центре каждого из них на искусственной платформе возвышался храм в честь бога-покровителя - владыки и повелителя города, всюду тот же метод укладки стен, такие же ниши и свободно стоящий жертвенный стол и пр. Тождество материальной культуры, религиозных верований, общественно-политической организации различных шумерских городов-государств не подлежит сомнению.

Поражает и восхищает темп культурного и экономического развития Шумера. Как мало понадобилось времени, чтобы вместо облепленных глиной тростниковых хижин появились огромные постройки, чтобы безжизненные, затопляемые во время разливов рек или, наоборот, безводные и пустынные районы превратились в цветущие сады, поля и луга, изрезанные сетью ирригационных каналов, которые служили также и для судоходства. Любопытно, что попытка орошения засушливых земель в советской Средней Азии буквально за полсотни лет привела к глобальному засолению почв (не считая уже резкого снижения уровня Аральского моря)- в то же время в Двуречье система орошения была работоспособной тысячелетиями.

При раскопках в Египте в слоях, которые относятся к эпохе Нагала II, соответствующего культуре Урука IV, были обнаружены привезенные из Шумера предметы роскоши, сосуды с ручками, пестики. Кроме того, здесь были найдены нехарактерные для этого района цилиндрические печати. Обращает на себя внимание тот факт, что на сланцевой плитке древнейшего (легендарного) правителя Верхнего и Нижнего Египта Менеса присутствует типичный шумерский мотив, восходящий к эпохе Урук, - фантастические животные с длинными переплетенными шеями.

Существует еще одна неразрешенная проблема - проблема двух стран, часто упоминающихся в шумерских мифах: Маган и Мелухха. Эти чрезвычайно богатые заморские страны фигурируют уже в сказаниях о легендарных временах, по-видимому частично совпадающих с периодами Урука и Джемдет-Насра. Маган - это, по мнению многих исследователей, район Омана, расположенного на юго-западном побережье Персидского залива. Мелухха - таинственная страна, которую одни отождествляют с Нубией, другие - с Сомали.

Реалистическое, почти натуралистическое изображение животных в шумерском искусстве того времени сочеталось с довольно небрежным выполнением человеческих фигур. Художник, с фотографической точностью передававший каждую деталь, каждый мускул животного, почти не интересовался подробностями анатомического строения человека. Главными для него были лишь выразительность жеста и движения, достоверность показа эмоционального состояния.

На раскопанной в Уруке изящной, прекрасной формы культовой вазе из алебастра высотой в 1 м художник изобразил множество сцен, отражающих жизнь, обычаи и обряды шумеров. Рельефные украшения на этой вазе расположены тремя горизонтальными рядами, нижний из которых, в свою очередь, состоит из двух частей: над животворными водами буйно колосятся хлеба, а над ними пасутся стада тучных коров и телят. Средний ярус заполняют идущие друг за другом обнаженные люди, в руках у них кувшины с молоком и вазы с зерном и всевозможными плодами. Это народ. Он несет в кладовые храма плоды своего труда в полях, садах и на лугах. Верхний и самый широкий ярус рассказывает о приношении даров и жертв. Богиня Инанна, которую можно узнать по характерному символу из тростника, принимает дары от своих почитателей. Судя по размеру ног (остальная часть изображения разрушена), непосредственно перед ней стоит Энки. Он первым воздает почести богине. За правителем следуют знатнейшие жрецы. В глубине, как бы за спиной богини, видны большие сосуды, до краев наполненные плодами, а также овцы, бык, коза и маленькие фигурки людей - может быть, это слуги богини, а может быть, жрецы, охраняющие ее богатства.

Шумерские храмы урукского периода поражают нас не размерами (они не внушительны), а совершенством архитектуры и великолепием отделки. Пример тому - храм Инанны.

Шумерский "Царский список" был скомпилирован не позднее конца III тысячелетия до н.э., в эпоху правления так называемой третьей династии Ура, а может быть, и несколько раньше. Составляя известный вариант "Списка", переписчики, несомненно, пользовались династическими списками, которые на протяжении столетий велись в отдельных городах-государствах. Не исключено, что имевшиеся в их распоряжении списки иногда также представляли собой компиляции, т.е. в них перечислялись правители не только данного города, но и зависимых городов или таких, от которых он сам зависел. Вполне вероятно, что шумерские переписчики-компиляторы, создавшие версию, дошедшую до наших дней, сами не все понимали в трудах своих предшественников - в династических списках или в существовавших уже, по-видимому, промежуточных компиляциях - прототипах "Царского списка". Работа писцов, составителей известного нам "Списка", носила в значительной степени механический характер: в тексте встречаются обороты, вышедшие из употребления несколько поколений назад, некоторые знаки содержат ошибки - то ли оригинал был испорчен, то ли писец не сумел разобрать смысла. По всей видимости, имело значение и то обстоятельство, откуда родом был писец и для какого правителя он составлял свой труд. Иначе как объяснить тот факт, что та или иная из перечисляемых династий вдруг оказывалась более древней, чем другие, которые на самом деле были древнее ее?

Любопытно, что не только до потопа цари жили и царствовали неправдоподобно долго. Представители первых династий после потопа тоже правили по несколько тысяч лет и уж никак не меньше столетий. Может быть, таким образом подчеркивалась принадлежность этих сказочно-легендарных правителей к богам? Надо сказать, что к большинству из них действительно относились как к богам или полубогам.

"Царский список" сообщает, что после потопа царство было в Кише и что в течение 24510 лет здесь правили 23 царя. После этого "Киш был поражен оружием- его царство в Эанну было перенесено". Эанна - это название храма в Уруке. Значит, речь идет об этом городе. Здесь последовательно в течение 2310 лет царствовали 12 царей. Когда Урук "был поражен оружием", царство переместилось в Ур, где династия из четырех царей правила в течение 177 лет. Затем власть переходит к Авану, городу в стране Элам, где три царя находились у власти 356 лет. После этого на исторической арене вновь появляется Киш, где вторая династия из восьми царей властвовала 3195 лет. Следующей столицей царства был Хамази (город, по-видимому, расположенный в горах, недалеко от Киркука, который упоминается также и в других текстах, но скорее всего не сыгравший, за исключением этого единственного случая, никакой роли), где один (?) царь занимал трон 360 (?) лет. После того как Хамази "был поражен оружием", царство было перенесено в Урук (вторая династия - один(?) царь - 60(?) лет), затем в Ур (вторая династия - четыре царя - 116 лет), затем в Адаб (один царь - 90 лет), и, наконец, столица оказалась в Мари (речь идет о соседнем с Шумером государстве), где шесть царей правили в течение 136 лет. Затем столицей царства снова становится Киш, где третья династия представлена царицей, правившей 100 лет, затем Акшак (шесть царей - 99 лет), снова Киш (четвертая династия - семь царей - 491 год) и в третий раз Урук, где единственным и последним правителем перед завоеванием Шумера Аккадом в течение 25 лет был Лугальзагеси.

Если сложить годы правления всех царей, перечисленных в "Списке", получится ошеломляющая цифра - 30000 лет. Это полностью подтверждает мнение ученых о том, что компиляторы механически перечисляли одну за другой одновременно царствовавшие династии, в каждом из династических списков, которыми они пользовались, древнейшим царям, как реальным, так и вымышленным, легендарным, приписывался сверхъестественный возраст, тогда как время правления более поздних, чье существование, с точки зрения переписчика, было "исторически доказано", указывалось нормальное, соответствующее действительности.

При чтении "Царского списка" прежде всего обращает на себя внимание то обстоятельство, что в нем подчеркивается важное значение Киша (заметим, что археологические материалы не дают для этого оснований).

А вот что говорится в "Царском списке" о предпоследнем правителе (первой династии Киша): "Энмебарагеси, тот, кто захватил в качестве трофея оружие страны Элам, стал царем и царствовал 900 лет". Оружие играло какую-то особую роль?.. Ведь важен именно его захват, а не изготовление.

После Энмеркара и Лугальбанды (о последнем говорится, что он царствовал 1200 лет) к власти пришел "божественный Думузи". Когда Думузи после 100 лет царствования был низвергнут своей божественной супругой Инанной в Кур, "страну без возврата", правителем Урука стал Гильгамеш - отец которого был демоном-лиллу - верховный жрец "Куллабы", царствовавший 126 лет. Сын Гильгамеша царствовал уже только 30 лет. Время правления остальных шести представителей первой династии Урука тоже укладывается в нормальные временные рамки (от 6 до 36 лет).

Самое большое, что может найти историк в том или ином шумерском литературном произведении, - это намеки, которые весьма условно и со многими оговорками могут быть приняты во внимание при попытке воспроизвести историю этого народа, его государства, цивилизации. Чтобы не удивляться этому, нужно постараться проникнуть во многие стороны жизни шумеров и, прежде всего, понять до конца саму эпоху, когда жили "писатели" и ученые древнего Шумера. Мы должны. Насколько это возможно, узнать и постичь их философию и мировоззрение, их представления о вселенной и месте в ней человека, мы должны, как говорится, побывать в их шкуре и посмотреть на мир их глазами.

Шумеры оставили после себя огромное количество разного рода перечней и списков. Ученые располагают множеством табличек с бесконечными перечнями грамматических форм, с математическими задачами, решениями, графиками, табличками со сводами законов. Но все это лишь "списки". Каких-либо обобщений, определений, формулировок вы не найдете. До сих пор не ясна цель, ради которой составлялись длинные списки названий растений, животных и минералов. Были ли это "учебные пособия" для шумерских учащихся? А может быть, что-то иное? Вот к какому выводу пришел Гордон Чайлд: "Шумерские перечни наименований - это не просто словники, с их помощью можно приобрести власть над теми предметами, которые в них названы. Чем длиннее список, тем большим числом предметов овладеет человек путем их изучения и использования. Возможно, именно это являлось причиной, побуждавшей шумеров составлять и бережно хранить перечни наименований различных предметов".

Это отсутствие обобщений сбивает с толку исследователей. "Надо сразу сказать: в Шумере не было историографов в общепринятом смысле этого слова, - пишет Крамер. - Ни один из шумерских авторов не представлял себе историю так, как мы понимаем ее сегодня, т.е. как определенную последовательность событий, которые определяются общими закономерностями".

Ключ к постижению этого своеобразия - по-видимому, система мышления шумеров. Их представление о мире не было гомоцентричным. По их понятиям, боги создали вселенную, сотворив людей лишь для того, чтобы избавить себя от необходимости заботиться о собственных нуждах. Все на земле принадлежит богам. Человек же - лишь их слуга и исполнитель распоряжений и приказов. При таком подходе отношение к человеку, к его действиям и опыту как к основному предмету размышлений было невозможно. Таким образом, в центре внимания шумерских мудрецов оказывался не человек, а окружающий его мир.

По мнению Финкельштейна, вряд ли когда-либо еще существовала цивилизация, подобная шумерской, с таким нагромождением информации при полном отсутствии каких-либо обобщений или выводов.

Что же касается истории, то шумеры, скорее всего, ощущали себя не творцами ее, а лишь исполнителями предначертаний богов, ответственными за их нерушимость и неприкосновенность. Правитель, захвативший землю своего соседа, ссылался на традицию, утверждая, что восстанавливает давний, учрежденный богами порядок.

Выдающийся голландский историк Иоган Хейзинга назвал историю интеллектуальной формой отчета человечества о своем прошлом. Шумеры понимали это по-своему. Их отчет заключался в легендах, в надписях, казалось бы, не имеющих отношения к истории, в текстах предсказаний.

Период, характеризующийся высоким уровнем развития культуры, заканчивается, согласно общепринятой хронологии, около 2600 г. до н.э. Как подчеркивают исследователи, именно в это время в истории Шумера произошли важные события, оказавшие огромное влияние на развитие культуры. В вещественных памятниках этой эпохи обнаруживаются бесспорные и весьма существенные изменения по сравнению с предметами типа Джемдет-Наср. Некоторые ученые считают их свидетельством "примитивизации", "регресса культуры", "оскудения эстетических ценностей".

В строительстве вместо изящных, удобной формы кирпичей появляются большие, похожие на буханки хлеба плоско-выпуклые кирпичи. Храмы в этот период строятся уже без того архитектурного размаха, какой был характерен для периода культуры Джемдет-аср. Они более приземисты, закрыты, к главному жертвенному столу ведет только один вход, расположенный далеко от него. Резко меняются и особенности отделки сосудов, и характер рельефов на фресках и цилиндрах. Вместо полных жизни фигур мы видим лишь схематическое их изображение. Движения, экспрессии становится меньше. Искусство делается более абстрактным.

Среди правителей шумерских городов-государств, оставивших после себя надписи, есть и полулегендарные персонажи, историчность которых не подтверждена археологическими данными. Например: "Мари было поражено оружием, его царство было перенесено в Киш. В Кише Ку-Баба, корчмарка, та, которая укрепила основы Киша, стала "царем" и царствовала 100 лет". Сам по себе этот факт необычайно интересен: во-первых, правителем стала женщина, а во-вторых, они никак не была связана с предшествующими династиями.

Царские гробницы Ура дали возможность подробно ознакомиться с жизнью и обычаями шумеров. В мрачной усыпальнице Шуб-ад Вулли, потрясенный величием и красотой увиденного, обнаружил не только прах знатной дамы. На земле лежали останки ее придворных дам и одного мужчины, арфиста, до последних минут жизни державшего в руках свою арфу. В гробнице Шуб-ад были найдены останки 25 человек из ее свиты. В усыпальнице Абарги обнаружены останки 60 человек. Подобная картина наблюдалась и в других могилах. Ничто не говорило о насильственной смерти или принуждении по отношению к свите умершего.

Спор по этому поводу ведется по сей день. Наиболее правдоподобным представляется следующее утверждение: мы столкнулись с редким, не имеющим аналогий обычаем (подобные захоронения кроме Ура найдены только в Кише), восходящим к какой-то неизвестной нам традиции. Люди, которые шли на смерть за своим царственным повелителем, делали это добровольно. Желание умереть вместе со своим царем или жрецом могло возникнуть на основе господствовавших в то время представлений о загробном мире.

Вначале Вулли отнес эти погребения к середине IV тысячелетия до н.э. Однако позднее он существенно "омолодил" свою находку, и в настоящее время в науке принято считать, что царское кладбище Ура возникло в XXVII-XXVI вв. до н.э.

Ур-Намму создает основы нового государства, укрепление и совершенствование которого станет задачей его преемника. Перед сыном Ур-Намму Шульги, когда он вступил на трон (около 2093-2046), стояла более простая задача - укрепить государство и продолжить дело отца. Могущество Шульги было столь огромно, что он решил взять себе титул бога: в надписях перед его именем, как и перед именами древних шумерских богов, стоит знак - символ бога. В глазах шумеров и аккадцев он был равен богам. Он открыл пути во все страны, принес народу богатство и благосостояние. Энлиль, Инанна, весь огромный пантеон шумерских богов - далеко, Шульги же - рядом. И от этого создавалось ощущение уверенности в завтрашнем дне.

Наука располагает множеством свидетельств обожествления царя. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в различных городах Шумера строились храмы в честь царя-бога Шу-Суэна. Эти храмы, воздвигавшиеся состоятельными гражданами, высокопоставленными чиновниками административного аппарата государства, ничем не отличались от храмов прежних времен, "домов богов".

В 2003 году до н.э., согласно принятой хронологии, эламиты ворвались в осажденную столицу. Ур пал. О том, насколько тяжелым потрясением явилось крушение царства Ибби-Суэна для коренного населения Шумера, рассказывает поэма "Жалобы Ибби-Суэна":

"Безумный вихрь, ураган могучий поднялся, дабы все вокруг разрушить, шумерские законы истребить. Дабы разрушить давних дней порядок, изгнать из края доброго владыку, в руины обратить дома и города. Пустыми стали хлева и загоны, коров уже в коровниках не видно, и овцы переводятся в загонах, лишь горькая вода течет в каналах, в полях хороших лишь трава растет, а степь рождает только "слез траву".

Унижен царства трон, не слышно приговоров справедливых, владычество Шумера удалилось в страну чужую, коей шумерам нужно почести воздать. Что Шумер? Что выйдут люди из домов отцовских и будут угнаны в страну чужую, захватит враг субаров, эламитов, поработит и в рабство обратит".

"В руины обратятся города, "черноголовые" в своих домах погибнут, не обработает поля мотыгой пахарь, и в степь стада свои не выведет пастух. Коровы не дадут ни молока, ни масла, а овцы не дадут потомства - о, страх великий - (-) в загон не поспешит. (-) табличек в конюшне (-) степная дичь исчезнет, жизнь заглохнет, и мест для отдыха не будет у зверей, и высохнут пруды (-), названия забыты. Тростник задушит сорная трава, в садах не будет молодых побегов, засохнут плодоносные деревья".

Сам факт, что шумерские верования, религиозные обычаи и богов восприняли другие народы, и что эти народы пользовались шумерским языком как сакральным, является бесспорным свидетельством совершенства и убедительности теологических доктрин, созданных на протяжении тысячелетия жрецами Эреду и Урука, Ниппура и Ура, Киша и Лагаш.

Ан всесилен и всемогущ, но сам он почти не вмешивается в земные дела людей. Почести этому богу воздавались на протяжении всей истории Шумера, но делалось это символически. Инициатором же всех созидательных начинаний, согласно шумерской мифологии и теологии, выступает сын Ана - Энлиль. Слова, с которыми шумеры обращались к Энлилю, полны смирения и страха. Создается впечатление, что этого бога действительно боялись. Может быть, даже больше боялись, чем чтили и уважали- его считали свирепым и разрушительным божеством, а не добрым и милостивым богом.

Энки почитался как самый милостивый к людям, добрый и всеведущий бог. Энки фигурирует в нескольких мифах. В одном из них, "Энки и мироздание", рассказывается о том, как бог мудрости упорядочил жизнь на земле. Благословив весь Шумер, Энки направляется в Ур. следующий этап путешествия Энки - "черная гора", таинственная страна Мелухха. Бог благословляет ее и обещает ей всяческие блага. Он произносит "доброе слово" этой стране, деревьям и растениям, птицам и быкам. Среди богатств этой земли Энки называет золото, серебро, медь.

Энки не только "произносит слова", он одновременно совершает ряд важных деяний, благодаря которым его решения могут воплотиться в жизнь. Прежде всего, он наполняет реку Тигр животворной водой. Согласно фрагментарно сохранившемуся тексту, для достижения этой цели Энки превращается в неукротимого быка, набрасывающегося на дикую корову - реку.

Знаменательна очередность мероприятий бога: вначале он благословляет мир, неупорядоченный и неорганизованный. Сотворение мира можно представить себе следующим образом: Ан создал мир, Энлиль повелел его организовать, Энки внес в этот мир в этот мир жизнь и порядок. Свое странствие Энки начинает с юга Шумера: прежде всего он занимается морем, реками и рыбой, затем - земледелием и лишь после этого - животноводством.

В один из дней Энки овладел богиней-матерью Нинхурсаг. "Он извергает семя в ее лоно. Она принимает в свое лоно семя, семя Энки. Один день для нее - один месяц, два дня для нее - два месяца, девять дней для нее - девять месяцев, девять месяцев "материнства". Через девять дней (вместо девяти месяцев) без боли и мучений Нинхурсаг родила богиню Нинму, которая, судя по ее имени, стала покровительницей плодоношения, созревания.

"Когда Ан, Энлиль, Энки и Нинхурсаг создали черноголовых, пышная растительность покрыла землю, животные, четвероногие обитатели равнины были искусно сотворены".

К сожалению, дальнейшее описание акта творения и того, что за ним последовало, отсутствует. Далее рассказывается о том, как были ниспосланы свыше царская власть и царский трон (-), как были созданы "обряды и высшие божественные законы" и как бог, имя которого не названо, "основал пять городов в священных местах. Он дал им имена и сделал их главными святилищами. Первый из этих городов, Эреду, он отдал Нудиммуду, вождю. Второй, Бадтибиру, он отдал. Третий, Ларак, он отдал Эндур-биль-хурсаг. Четвертый, Сиппар, он отдал герою. Чье имя - Уту. Пятый, Шуруппак, он отдал Суду". Итак, согласно мифу, до потопа существовало пять городов.

Легенда рассказывает о том, как "молодой бог", подстрекаемый "верным Шаруром" (олицетворение оружия Нинурты), с "оружием, которое разит многочисленных врагов", вступил в борьбу с Асагом, жестоким и злым демоном, обитающим в горах. Нинурта ринулся в бой против Асага, но хотя сердце его было мужественным, не устоял перед своим противником и улетел, "словно птица". Шарур не покидает своего господина в беде, он поддерживает в нем боевой дух, взывает к его мужеству, обещает победу. Еще раз в блеске молний и шуме ветра бросается в бой Нинурта. На поле битвы стоит ужасный грохот. Дрожит земля, бог то и дело меняет оружие и наконец, настигнув Асага, наносит ему смертельный удар.

Недолго радовалась страна победе над демоном. Поднялись первозданные воды Кура, "страны, откуда нет возврата", поднялись и залили землю, так что "вода жизни" не могла напоить поля, луга и сады. Боги Шумера, которые до тех пор "носили свои мотыги и корзины", т.е. следили за орошением и обработкой земли, не знали, что им делать. Вода, заполнившая Тигр и каналы, "не была водой жизни". На страну обрушился ужасающий голод, в каналах не было "хорошей воды", на высохших полях росла лишь сорная трава. В этой картине легко прослеживаются исторические реминисценции: тяжелые последствия вражеского нашествия, в результате которого была разрушена ирригационная система и истреблены или угнаны в рабство люди. (Похоже и на воздействие ядерным или химическим оружием.) Жизнь в стране замерла.

Следующий за этим рассказ о том, как Нинурта, собрав много камней, воздвиг стену, чтобы отгородить Шумер от "вод Кура", тоже, по-видимому, следует понимать как метафору- поэтическое описание каких-то мероприятий шумеров, направленных на защиту своей страны от вражеских набегов. Нинурта привел в порядок водное хозяйство: отвел "плохие воды" с полей, наполнил Тигр "животворными" водами, оросил ими пахотные земли, благодаря чему "поля дали зерна в изобилии, виноградники и сады принесли свои плоды, (урожай) громоздился горами в житницах и на холмах".

Жил некогда садовник по имени Шукаллитуда, был он трудолюбив и настойчив. Шукаллитуда поливал грядки, копал канавы для орошения своего сада, но сильные ветры ослепляли его, покрывали его лицо "пылью гор". Садовник страдал, а его сад засыхал. "(Тогда) он обратил взор к землям внизу [на юге], он посмотрел на звезды на востоке- он обратил взор к землям наверху [на севере], он посмотрел на звезды на западе- он созерцал благоприятные небесные знаки. Созерцая их, он постиг знамения, он узнал, как применять законы богов, он изучил решения богов. В своем саду, в пяти, в десяти недоступных местах, в каждом из этих мест, он посадил по дереву для защитной тени. Защитная тень этого дерева сарбату с густой листвой, тень, которую оно дает на заре, в полдень и в сумерках, никогда не исчезает".

"Однажды моя царица пересекла небо, пересекла землю. Инанна пересекла небо, пересекла землю. Иеродула [жрица, занимающаяся священной проституцией], охваченная усталостью, приблизилась (к саду) и крепко уснула. Шукаллит
 

Ин-когнито

New Member
Регистрация:19 Апр 2013
Сообщения:866
Реакции:0
Баллы:0
Так жаль, что во время летней поездки в Иран не удалось побывать на острове Киш. Надеюсь, зимой я это исправлю)
 

Personalize

Сверху Снизу